«Выпей ЙАду…»

«Выпей ЙАду...»Краткий путеводитель по ядам и сопутствующим вопросам.

Если отбросить теорию о неэволюционном происхождении человечества, можно предположить, что с первыми ядами наши наблюдательные предки знакомились исключительно экспериментальным путем. Мухоморчиков пожевали, и все: животом скорбные, в первобытном сортире маются. Кто выжил – запомнил на веки вечные и внукам рассказал. Но внуки сделали весьма неожиданные выводы.

Первые юзеры

Изначально яды, вероятно, использовались сравнительно гуманно – для охоты на животных. Не надеясь на убойную силу каменных топоров и деревянных копий, охотники мазали их разной гадостью. Для надежности. Японцы и африканские туземцы смачивали стрелы в соке аконита (нынче считается особо опасным для домашних кошек), жители пустыни Калахари выдавливали на охотничье вооружение потроха ядовитых личинок, а южноамериканские индейцы жарили смертельно опасных лягушек – в образовавшейся слизи было столько отравы, что одной квакушки хватало на месяц охоты.

Геката, божественная отравительница

Цивилизация, как водится, нашла новое применение всем ядовитым снадобьям, потому что ведь огнем и мечом удобно бороться только с внешним врагом. Своих же несогласных (тем более, членов семьи) рубить в капусту как-то неэтично, согласитесь. Да и закон, хоть и слабо, однако все же возражает. Поэтому изводили неугодных без лишнего шума и пафоса, подливая какой-нибудь дряни в пищу или питье и не особенно угрызаясь, ведь у ядовитых тварей и растений имелась божественная покровительница — Геката, властительница душ умерших, богиня Луны, магии, мрака и ночных кошмаров. Похоже, она весьма неплохо защищала своих поклонников — на кучу отравленного в древности и средневековье народу приходится до смешного мало преступников, понесших за это наказание.

Яд во времена Рима

Теория и практика отравлений буйно расцвела в эпоху Римской империи, когда борьба за власть и честно награбленные богатства достигла максимального накала. Даже профессия новая появилась – пробователь пищи. Каждый, кто имел более или менее веские основания опасаться за свою жизнь, перекладывал риск на плечи специалиста. За немалое, конечно, вознаграждение. Тогда же возродилась и древняя традиция чокаться чашами с вином так, чтобы оно выплескивалось из одного бокала в другой. Не захочет же подлый отравитель рисковать собственной жизнью.

Римское право рассматривало отравление как двойное преступление: убийство и предательство. А средневековый закон ставил в вину еще и сделку с дьяволом. Так что за обычное убийство казнили по одной статье, а за отравление – сразу по трем.

До уровня параноидального искусства приготовление ядов и последующее их использование довел римский император Калигула. Он изобретал новые формулы, готовил коктейли из уже известных и только открытых, экзотических компонентов, после чего с удовольствием проверял новинки на рабах, а также врагах, реальных и мнимых. Известно, что сенаторам, которые пытались продвинуть неугодный законопроект или слишком пламенно выступали против императора, Калигула отсылал упаковку сластей. Отведавший царских щедрот государственный деятель быстренько упокоивался с миром и ничего крамольного больше не писал.

Убийственная специалистка. Первым экспертом-женщиной, снискавшей мировую славу в этой области, считается Локуста. Она приобрела известность в Риме при императоре Клавдии, а при Калигуле и Нероне (которых благополучно пережила) превратилась прямо-таки в путеводную звезду отравительниц. Сделав изготовление ядов профессией, Локуста творчески подошла к делу, экспериментируя с настоями ядовитых растений, минеральными ядами и магическими заклинаниями. В итоге ее зелья отправили на тот свет такое количество народа, что возмущенные граждане потребовали казнить «колдунью». Что и было сделано по приказу императора Гальбы в 68 году. Зато имя Локусты стало нарицательным для всех коварных отравительниц.

Отравители в средние века

Настоящими поэтами мышьяка и цикуты можно считать семейку Борджиа. Основателем родовой традиции был Родриго Борджиа (стал папой римским в 1492 году), который настолько вдохновенно занимался устранением конкурентов, что получил прозвище «аптекарь Сатаны». Детишки удались в отца, правда, из трех сыновей двое погибли при невыясненных обстоятельствах, зато выживший, Чезаре Борджиа, превзошел папашу во всех отношениях. Юноша был хорош собою, прекрасно образован, обаятелен и абсолютно беспринципен. Маккиавели считал его образцом идеального государя, правда, единственное доброе дело, которое приписывают Чезаре – открытие больничной палаты для удалившихся от дел проституток. Достойной сестрой ему стала Лукреция Борджиа, которую современники называли не иначе как «вместилищем всех пороков». Ангельскую внешность и разносторонние знания она использовала исключительно для реализации дьявольских планов своих честолюбивых родственников. Все вместе они напридумывали такое количество загадочных ядов, что ученые до сих пор бьются над их составом. А уж смертоносных гаджетов «от Борджиа» и вовсе не перечесть. Самые популярные – это отравленные иглы, ключи с ядовитыми шипами и перстни с дополнительными емкостями для яда. Любимейшей «фишкой» семейства было элегантное убийство с помощью персика, разрезанного пополам ножом, отравленным лишь с одной стороны.

На 200 лет позже Борджиа в Италии проживала одна очень добросердечная сицилианка. Она чрезвычайно сочувствовала женщинам, ежедневно страдавшим от общения с грубыми, вульгарным и, как правило, весьма состоятельными мужьями. В порыве феминистского единения синьора Тофана продавала дамам флакончики с прозрачной жидкостью и изображением святого Николая. Пару капель в тарелку супруга (а жидкость не имела ни цвета, ни запаха, ни вкуса), и он быстренько становился тихим и покладистым. Смерть наступала медленно, но без боли и бредовых видений – и вот уже безутешная вдова рыдает над безвременно усопшим, прикидывая как распорядиться наследством. Аква-тофана – сложный яд, и рецептура его, к несчастью, утеряна. По одной версии, туда входил водный раствор мышьяковой кислоты с добавлением вытяжек некоторых ядовитых трав, по другой – раствор уксуснокислого свинца и продукт перегонки спирта со шпанскими мушками.

Французские королевские семьи тоже не чурались ядовитых аргументов в решении политических вопросов. Екатерина Медичи ввела моду на пропитанные мышьяком книги, перчатки и прочие предметы туалета. Щедро сдабривалась ядами и косметика, которую в то время активно использовали и женщины и мужчины. Вплоть до XIX столетия, когда медики научились обнаруживать ядовитые вещества в теле умершего, аристократы травили друг друга направо и налево – например, при Людовике XIV за короткое время внезапно (никаких эпидемий в тот момент не было) скончались один за другим дофин, дофина, фаворитка короля, маркиза Помпадур и сама королева.

Шататные отравители были и при дворах русских царей. Например, известна печальная судьба штатного отравителя при дворе Ивана Грозного: он был отравлен по личному указу царя. Впрочем как и многие другие знатоки токсикологии при тиранах (в том числе и Генрих Майрановский, специалист того же профиля на службе у Сталина).

Яды в новое время: укол зонтиком и не только

Последние пару столетий травили в основном политических деятелей. Примеров множество.

Князь Юсупов накормил Григория Распутина пирожными с цианистым калием. Правде, тренированный Распутин выдержал «химическую атаку», так что добивать его пришлось из огнестрельного оружия, а потом, на всякий случай, утопить в Неве.

Адмирал Врангель сбежал от Советской власти и Красной армии. Но потом выпил чего-то нехорошего в Голландии и перестал быть для Сталина нерешенной проблемой.

Степан Бандера очень долго считался пуленепробиваемым. Пока в 1959 году секретный агент не пальнул в него отравленной пулей.

Болгарский диссидент Георгий Марков был ликвидирован по рецепту Лукреции Борджиа – его укололи зонтиком, в который была вмонтирована игла, наполненная рицином.

В последней пятилетке в Чечне неизвестным ядом был отравлен террорист Хаттаб. Элегантность задумки состояла в том, что яд был послан в письме и абсолютно безопасен для посторонних. Действовал он, только вступив в контакт с потом рук. Насколько же волнительным было содержание письма, что «черный араб» вспотел, остается только догадываться. Тем не менее, не прошло и двух дней, как Хаттаб отправился к праотцам.

Яды сегодня

В наше время люди часто травятся самостоятельно. Легко сделать это «паленой» водкой, содержащей древесный спирт и другие добавки. А можно в праздничной обстановке выпить водки качественной, но много. Как много? Очень индивидуально! Кто-то получит тяжелейшее отравление от полулитра, а некоторым тренированным гражданам и двух бутылок без закусона хватит только на утреннее похмелье (хотя похмелье и есть отравление, только не смертельное). В этом печальном рейтинге – передозировка наркотиков, отравления выхлопными газами в закрытых гаражах, природным газом в квартирах и отравления детей средствами бытовой химии и лекарствами, оставленными в зоне досягаемости.

От приправы до отравы. Русская природа не слишком щедра на всякую ядовитую живность. Ни черной мамбы, ни опасных тропических лягушек у нас не водится. Поэтому в арсенале отечественных отравителей долгое время бытовали средства, добытые из грибов-ягод да разных травок (плюс всякие магические компоненты, разумеется). Те же самые растения шли и на знахарские лекарства. А кулинары готовили из тех же грибов-ягод и ароматных трав очень даже удобоваримые кушанья. Загадочная русская действительность…

P.S.: Факты о ядах

+ Классификация ядов делит их на группы: а) в зависимости от происхождения – растительные, животные, минеральные; б) по химическим признакам – кислоты, щелочи, алкалоиды, газы, пищевые продукты, органические и неорганические соединения; в) по способу физического воздействия на человека – едкие, раздражающие, системного воздействия.

+ Король ядов. Мышьяк, точнее его оксид и растворы, по праву считается самым популярным и убийственным ядом всех времен и народов. С его помощью еще египетских фараонов по-быстрому отправляли в их шикарные гробницы. И вообще, отравители успешно его использовали вплоть до 1832 года, когда появилась качественная проба на мышьяк – а до этого симптомы отравления мышьяком принимали за холеру.

+ Смертельный родственник касторки. Рицин – сильнейший яд, получаемый из жмыха касторовых бобов (клещевины). Смертельная доза в 80 раз меньше дозы цианистого калия. Смерть мучительна и почти неизбежна. Изготовить это отравляющее вещество до смешного просто. Только, к счастью, есть несколько «но», которые препятствуют популярности рицина среди населения: он легко разлагается под воздействием солнечного света, не проникает через кожу и поэтому абсолютно непригоден в качестве орудия убийства.

+ Детективная отрава. Таллий – металл, высокотоксичный и сам по себе и в химических соединениях. Идея использования его как отравляющего вещества принадлежит Агате Кристи (роман «Вилла «Белый конь»). Таллий не имеет вкуса, цвета и запаха, но легко обнаруживается в волосах и ногтях. Один из главных симптомов отравления – стремительное облысение, начинающееся примерно через неделю после отравления.

+ Фугу – и «ку-ку!». За весьма приличные деньги можно заказать в японском ресторане деликатесную рыбу фугу. Пикантность ситуации состоит в том, что рыбка эта сродни «русской рулетке». Повезло – культурно отобедал, не повезло – и ты уже на небесах…

+ Травить нельзя лечить или Уточните дозировку! Еще Парацельс справедливо заметил, что разница между лекарством и ядом лишь в количестве. Отравиться вообще можно чем угодно. Даже дистиллированной водой, если выпить литров 10 в течение одного часа (поверьте на слово, не экспериментируйте). Про каплю никотина и о том, что она делает с лошадьми да хомяками, знают все. Превышение дозы теина (вещество, содержащееся в чае), кофеина, йода и большинства лекарственных препаратов тоже может окончиться летальным исходом. С другой стороны, самые смертельные яды в микродозах могут быть спасительным лекарством. Чем и пользуются, скажем, гомеопаты.

Оцените
(Пока оценок нет)
Загрузка...
Андрей Клешнёв
Андрей Клешнёв
Оцените автора
Тайны.нет
Добавить комментарий