Вы замечали, что в сумерках все вокруг кажется не таким, какое есть на самом деле. То, что днём привычно и понятно, в темноте приобретает причудливые, странные и даже страшные формы. Летние сумерки, на границе между днем и ночью – это время видений, удивительных превращений и загадочных метаморфоз. Миг, когда солнце ушло за горизонт, но мир еще не погрузился в окончательный мрак, я особенно не люблю. Видимо в глубине подсознания начинает шевелиться тот самый первобытный страх, что охватывал предков каждый день с заходом светила за кромку земли. Воображение услужливо рисует причудливые видения, разум понимает, что это выдумка, но держать эмоции под контролем сложно.

А может быть, это и не видения вовсе, а такая же реальность. Кто знает, может с наступлением сумерек не фантазия разыгрывается, а открывается портал между мирами, стирается тонкая грань между реальностью.

Обычно я бравирую: мол, ни во что не верю, ничего не боюсь. Мне, ведьме со стажем, никакая нечисть и потусторонняя сила не указ! Это я так на публику люблю играть, а на самом деле, обычный человек. Со своими страхами, бурной фантазией и поразительно чутким восприятием тонкого мира. Уж лучше бы ее не было, этой чуткости, честное слово! Гораздо легче бы жилось на этом свете.

Были мы недавно в походе с супругом. Ну как поход: приехали в пятницу на место локации, поставили палатку и пошли каждый по своим делам. Он со своим чудо-прибором для поиска потеряшек из прошлого забрался в ближайший лес, а мы с собакой отправились на поиски приключений.

По-другому я эту вылазку назвать никак не могу. Вот скажите мне, зачем человеку идти почти в ночи на дальнюю прогулку с собакой! Ну пройдетесь краешком леса неторопливо, вдохните запах нагретой за день хвои, послушайте, как играет в реке рыба. Нет, мы, как истинные ленинцы, пойдем другим путем. А не прогуляться ли нам с тобой, друг мой хвостатый, к ближайшей достопримечательности – остаткам церкви. Сказано – сделано. Идти недалеко, солнце только-только погрузилось за горизонт, глаза привыкли к полумраку, нюх у нас отличный, кроссовки крепкие, камни и корни, торчащие из земли – не помеха.

Это я сейчас шучу, и ерничаю. В тот вечер мне потом было не до смеха, друзья. В ночной тишине я не слышала даже своих шагов: мягкий песок скрадывал звуки. Мы медленно брели по дорожке, петляющей по кустам и выводящим прямо к старому зданию. В темноте мне показалось, что оно выглядит не так безобидно, как днем. Не спасал положение и крест, недавно водруженный на старый купол. Напротив, крест, торчащий из заросшего кустарником купола, выглядел устрашающе. Деревья, каким-то чудом проросшие на высоте, смотрелись недобро и зловеще. Это при свете дня тонкие веточки берез и рябинок радуют глаз на фоне майолики августовского неба, а в черноте ночи, они казались руками, которые вскинуты к звездам.

Я решила, что это моя фантазия разыгралась не в меру, тем более что мой «бесстрашный» спутник вел себя весьма спокойно.

Но в какой-то момент, моя бравада улетучилась. Мне показалось, что из темноты за нами кто-то пристально наблюдает. Да ну – ерунда, какая! Так подумала моя рациональная часть. Иррациональная дала сигнал – опасность, поворачивай на базу! Почему-то некстати вспомнилось, что недалеко старое кладбище. А еще через несколько шагов, в памяти всплыли совсем уж ненужные в такой ситуации подробности: рядом с остовом церкви два креста и старых могильных камня. Разобрать на них уже ничего нельзя, но явно они не просто так положены, а в память тех, кто захоронен.

Ощущение, что за нами наблюдают становилось все сильнее. Вокруг окончательно стемнело и установилась подозрительная тишина. Так бывает перед грозой. Воздух сгустился, и даже дышать стало затруднительно. Собака наконец-то насторожилась. Она уставилась куда-то в темноту с заинтересованным видом. Птички? Мышки? Нет! Я отчетливо поняла – мы не одни. Кто-то или что-то, явно нематериального происхождения наблюдало за нами. Откуда наблюдало, спросите вы. И вот это было самым страшным: оно было везде! Я не могла точно определить направление этого «взгляда», он был вокруг: на земле, на небе, в воздухе. Присутствие чего-то необычного, неземного, нечеловеческого ощущалось во всем. Представьте себе, что находитесь в центре пересечения миллионов взглядов, словно стоите раздетым на площади, а все на вас смотрят. Весьма приблизительное сравнение, которое примерно отражает суть моих ощущений.

Я подозвала присмиревшую собаку и стала потихоньку пятиться назад. Не сводя глаз с распростертого в черном небе креста. Отойдя на порядочное расстояние, решилась повернуться спиной к церкви. В тот же момент отчетливо почувствовала, как на затылке волосы словно обожгло. Но не теплом – холодом. Сковал ужас – это про меня! Жуткое, непередаваемое никакими словами чувство. И холод, просто нечеловеческий мороз прошел от затылка вниз по позвоночнику до самых пяток. Как я не заорала в голос, не знаю, наверное, горло парализовало. Я даже бежать не могла: ноги одеревенели и приросли к земле.

Неконтролируемая паника длилась несколько секунд. Вспомнив про спасительную дыхательную гимнастику, я попыталась взять себя в руки. Осторожно переставляя ноги, стараясь не бежать, побрела в сторону стоянки. Мне казалось, что как только я побегу, это НЕЧТО бросится следом. Собака непроизвольно ускорилась, и мне пришлось постоянно поддергивать рулетку. Мерные щелчки стопорного механизма возвращали к реальности. Я даже оглянуться боялась.

Наконец, мы миновали опасное место. Чувство тревоги ушло, сердце перестало колотиться. Ощущение посторонней Силы, присутствовавшей в воздухе, ушло.

Мне удалось спокойно добраться до лагеря. Издалека заброшенная церковь и ее окрестности не казались страшными. Крест не выглядел угрожающим, а кусты на куполе окончательно слились с темным небом. Ничего особенного, обычный ночной пейзаж. Но с этого момента я дала себе зарок – не хвастаться своей вседозволенностью и не бравировать попусту. Зачем «вызывать огонь на себя». Сила не любит, когда ее не уважают и не дооценивают!

No related links found


Комментарии:

Leave a reply