У каждого в жизни есть моменты, когда он задумывается о реальности тех или иных событий. Особенно, если окружающие уверяют, что ничего подобного никогда не происходило. Что это? Ложные воспоминания или плод бурного детского воображения. Или мы незаметно для себя перенеслись в параллельную Вселенную, а потом также быстро вернулись назад?

Мне было лет 10-12, когда мы с двоюродной сестрой отправились за грибами. Строгая Ольга сразу предупредила, что пойдем далеко, и, если я устану, возвращаться буду уже одна. Но я не унывала: все лучше, чем день-деньской поливать грядки, да полоть сорняки.

В начале августа светает еще рано, мы вышли из дома с первыми рассветными лучами. Прошли через дачный поселок, миновали парочку спящих деревень и углубились в лес.

Грибов попадалось немного, и сестра решила, что нам следует совершить марш-бросок еще на несколько километров. Сначала мы шли, ориентируясь на звуки трассы, но постепенно стали удаляться от дороги.

Часы сестра забыла дома, поэтому время пришлось сверять по солнцу. Судя по дневному светилу, было около полудня. Мы шли по лесу уже давно. Все запасы воды были выпиты, а намека на цивилизацию так и не появилось. Сестра уверенно шагала вперед и уверяла, что места эти знает досконально: еще немного, и мы выйдем к железнодорожной станции. Там сядем на электричку и вернемся домой. Похоже, поход за грибами не удался, злорадно подумала я, и еще большой вопрос, кто из нас быстрее выдохся.

Внезапно, лес кончился. Мы оказались на опушке, с которой прекрасно просматривался дачный поселок, стоявший на высоком холме. Я удивилась – никакого намека на дорогу, ведущую к нему, не было. Но, может быть, люди подходят с другой стороны: там и шоссе, и пешеходные тропинки. Хотя странно: мы вышли из леса, из которого едва-едва вырвались. Он выглядел запущенным. Обычно, вблизи жилья всегда попадаются следы человеческой жизнедеятельности: окурки, бутылки, ну или хотя бы тропинки натоптаны! Так нет же, мы пробирались бурелом, нетронутые малинники и давили несобранную чернику!

Сестра воспрянула духом и шустро двинулась по направлению к дачному поселку. Мы вошли на центральную улицу. Солнце палило, в траве звенели кузнечики, марево жаркого воздуха колыхалось у самого лица. Стояла абсолютная тишина: не визжали бензопилы и рубанки, которые обычно на дачных участках не умолкают с утра и до вечера. Не лаяли собаки, не звенели цепи колодцев. Поселок был абсолютно пуст, несмотря на выходной день. Но, он не выглядел заброшенным: в палисадниках бурно цвели первые осенние цветы, ухоженные клумбы радовали глаз утомленных путников.

Заборы были покрашены, а домики – чистенькие и новенькие, как будто только собраны. Поселок был обитаем, но людей в нем не было! Вот в чем парадокс. У каждой улицы было свое название, присутствовали таблички с номерами домов. Больше всего мое воображение поразило, что одна половина строений на центральной улице была покрашена в зеленый цвет, другая в синий. На каждой калитке – странная табличка, с нарисованным цветком: у кого-то пион, у кого-то мак или ромашка.

Я с удивлением вертела головой, пытаясь понять, что происходит. Как жаль, что в моем детстве не было цифровых фотоаппаратов, или телефонов хоть с самой простенькой камерой. Я могу теперь только рассказывать об увиденном в тот странный день, но подкрепить слова фактами, увы, не получится.

Лицо старшей сестрицы было сосредоточенным и неприветливым. Она шла, чеканя шаг, и не смотрела по сторонам. Когда я остановилась у очередного общего уличного колодца с намереньем набрать воды, она резко поторопила меня, и, не оглядываясь, пошла дальше. Мне ужасно хотелось пить, но, в то время я, увы, была послушной девочкой. Поэтому лишь дотронулась до ведра, висевшего над пропастью колодца. Цепь издала протяжный звон, и это был единственный звук жилья, который мы услышали за последние несколько минут. Сестра вздрогнула, обернулась. На ее лице сменилась гамма чувств: от испуга, до досады. Это длилось не более минуты. Глаза Ольги вновь стали пустыми. Я в последний раз оглядела странную улицу и бегом бросилась догонять сестру.

Некоторое время мы, молча, шли по поселку. Наконец, странный дачный комплекс остался позади. Прохладный, полный комаров лес, радушно встретил нас по другую сторону от жилища.

Я робко дернула сестру за рукав куртки и спросила, что это было по ее мнению. Ольга, словно очнувшись ото сна, посмотрела на меня с подозрением:
— Как что? Мы через поселок прошли. Разве ты не заметила?
— Еще как заметила. Но почему ты не разрешила мне попить воды? Почему шла, не оглядываясь. И вообще, ты заметила, что это очень странное место?

Мне хотелось поделиться с сестрой соображениями и гипотезами. Несмотря на юный возраст, я много читала и обожала всякие таинственные «штучки».

— Не говори ерунды! – голос Ольги был злым и неприятным. Поселок, как поселок. Еще не хватало, чтобы нас обругали за пользование чужим колодцем. Потерпишь!
— Кто бы нас обругал, Оля! Разве ты не видела, что кроме нас там никого не было. Вообще никого. И это несмотря на то, что поселок не заброшенный. А эти разноцветные домики, а таблички с цветами?

Сестра недоуменно пожала плечами. Она приложила руку к моему лбу и пробурчала, что со мной одни неприятности. Мол, я перегрелась на солнце и несу всякую чушь.

К загородной платформе мы подошли в полном молчании. Так же, не разговаривая, доехали до пересадочной станции и сели на электричку в нужном направлении. Стало понятно, что заблудились мы в тот день знатно. Уже в сознательном возрасте, я посмотрела карту местности и выяснила, что пешком такой путь двум женщинам преодолеть сложно. Как за несколько часов мы умудрились отмахать километров 20?

С тех пор прошло больше 30 лет. Но сестра до сих пор не желает говорить на эту тему и вспоминать про странный поселок. Видела ли она тоже, что и я? Почему была такой странной в тот момент?

И эта вторая загадка, на которую у меня нет ответа.

No related links found


Комментарии:

Leave a reply