Сегодня большой интерес вызывает история царской России. Много интересного и полезного можно извлечь из опыта профессионалов дореволюционной России. Речь пойдет о русской разведке.

О первых разведчиках идет речь в Библии: Моисей посылал людей, чтобы они принесли ему сведения о народе Палестины и Финикии, а также о плодородии их земель (сбор сведений о чужой стране). В древнеиндийском эпосе также говориться о шпионах-отравителях, о тех, кто материально зависел от властей и поэтому вынужден был приносить нужные сведения.

Когда стали возникать государства, понадобилась внешняя разведка. Князьям, а затем царям необходимы были сведения о соседях, их сильных и слабых сторонах и т.д. На Древней Руси разведка носила военных характер. Разведчикам приходилось нелегко в путешествиях: в любое время, на любой дороге «разбойные люди» могли ограбить или убить, да и не было у наблюдателей необходимых навыков и умений для выполнения подобной работы. Тем не менее, перед походом руссов на Константинополь, русичами была осуществлена разведка, выявившая слабые стороны противника. Александр Невский также создал подразделение разведки, информация от которой позволила ему удачно воевать с германскими рыцарями, удерживая Орду от вмешательства в дела Руси.

До 15 века на Руси разведкой и армией руководили удельные князья. Внешняя разведка и дипломатия были синонимами на Руси.

Особенно остро потребовались услуги разведки при Иване III — собирателе земель. Разведчиками царя стали его послы, многочисленные торговцы, представители церкви, а иногда оплачивались услуги иностранцев. При Иване Грозном функции внешней разведки выполнял Посольский приказ. Одной из обязанностей приказа была подготовка послов перед дорогой в чужеземную страну и постановка перед ними конкретных задач разведывательного характера. Например, отправляя посла в Швецию, ему вменяли в обязанность собрать сведения об отношении короля Густава к литовскому и датскому правителям. Теперь уже «государственные людишки» были обучены осуществлять наблюдения, вести переговоры и добывать необходимую информацию. Их выбирали из тех, кто имел высокий интеллект и обладал незаурядными способностями.

Во время Ливонской войны, начальнику Посольского приказа, удалось решить многие разведывательные задачи посредством привлечения «агентуры влияния» (подкупить нужных высокопоставленных чиновников противника). Это было также сопряжено с большими проблемами: ведь чиновник мог не согласиться и доложить кому нужно. Поэтому предварительно была проведена работа по определению слабых сторон каждого из потенциальных агентов, т. е. найден ключ к каждому.

Во время правления Алексея Михайловича, функции разведки выполнял Приказ тайных дел и сотрудникам приказа, помимо основной работы, приходилось заниматься … поиском полезных ископаемых! Тогда же получило широкое распространение шифровальное дело или «тарабарская грамота». Конечно, среди разведчиков были и предатели, передававшие секретные сведения врагу в лице послов этих стран. Причин, способствовавших предательству, было много: обида на начальство, недовольство величиной окладов, желание обогатиться…

При Петре I разведка подверглась реформе. Но это только улучшило разведывательную работу. Русский царь организует ряд постоянных представительств за рубежом, и они становятся центрами, поставляющими разведывательную информацию в Московию. Так, благодаря своевременным разведданным, полученным от посла Голландии, Петр I узнал о планах Карла XII и повернул войска на Украину, где пополнил армию за счет поляков и воинов крымского хана. А русский посол А. Хилков сумел вовремя предупредить царя о нападении шведов на Архангельск. Помог Петру I и дворянин из Лифляндии – И. Паткуль. Благодаря ему удалось создать Северный союз, в который вошли Дания, Россия, Польша и Саксония. Паткуль привлек на сторону русских австрийского канцлера. Лифляндец погиб из-за предательства польского короля, выдавшего талантливого разведчика шведам.

Острая необходимость в разведданных появилась у России перед нападением наполеоновских войск в начале 19 века. Особую роль в сборе информации сыграли генерал Барклай де Толли, представитель русского царя в наполеоновской ставке – полковник Чернышев, которому помогал французский «инициативщик» (человек, сам предложивший свои услуги) – министр иностранных дел Ш. Талейран. Несмотря на титаническую работу русских разведчиков, Россия оказалась не готовой к отпору наполеоновской орды, враг вошел в Москву. Особую канцелярию, как орган разведки, расформировали. Генерала де Толли уволили с поста военного министра. Разведчиков, находящихся в других странах, отозвали. Царские чиновники посчитали, что победив Наполеона, Россия уже не нуждается в сборе разведданных.

Но сказать, что Россия потеряла своих агентов на территории других стран, было бы неправильно. Посольства продолжали свою работу по сбору сведений, необходимых Москве. Разведчиком в Персии работал знаменитый писатель А. Грибоедов. Первый российский консул в Бразилии – фон Лангсдорф скрупулезно собирал информацию для ведения выгодной торговли с далекой страной.

Разведку государства в полном объеме восстановил преемник де Толли – граф А. Чернышев. Именно он ввел кадровых военнослужащих в состав посольств. Приоритетной задачей разведки стал промышленный шпионаж, поскольку Россия отставала в индустриальном развитии от европейских стран. Разведчики разными способами добывали научно-техническую информацию. Например, русский посол во Франции за несколько сот франков скопировал описание новых приспособлений для пушек, консул в Гамбурге сумел добыть копию доклада о дорогах, новых моделях оружия и схему телеграфа. Во время Крымской войны стала ясно, что работа разведчиков по промышленному шпионажу не помогла стране: Россия не успела внедрить новые технологии.

На рубеже 20 века, внешняя разведка велась руками сотрудников МИДа, именно туда стекалась вся собранная информация. Из бюджета государства поступали огромные суммы для ведения разведывательной работы: только для подкупа нужных осведомителей выделялось более 162 тысяч рублей. Но в этой системе был серьезный недостаток: ведение посланниками агентурно-разведывательной работы было не обязательным условием и многие МИДовцы пассивно относились к разведке.

Успехом русской разведки считалась вербовка офицера австро-венгерской разведки А. Редля, который не только передавал русским планы Австро-Венгрии и Сербии в отношении России, но и скрывал от своего руководства доклады агентов Вены, работавших в России.

Из документов следует, что сбором разведывательной информации на территории других стран занимался не только российский МИД, а и полицейский департамент, Министерство торговли и промышленности, Министерство финансов. Сведения секретного характера поставлял российской короне Святейший Синод, имевший несколько духовных миссий за рубежом.

Как оказалось, что только добыть секретную информацию, недостаточно: необходимо правильно ее обработать. Но, к сожалению, российская разведка перед Первой мировой войной имела уйму отрывочных сведений, которые подтверждали только одну истину – русская разведка находилась в запущенном состоянии. Разведывательных структур было много, они не координировали свою работу, получаемая ими, информация не имела серьезного значения, поскольку не коррелировалась и не обобщалась в едином центре.

Несомненно, русская разведка имела много недочетов в работе. В ее рядах были и предатели. Но самое главное, русские разведчики честно и самоотверженно служила Родине, добывая информацию, которая способствовала укреплению и процветанию государства.

No related links found


Комментарии:

Leave a reply