1938 год ознаменовался нашумевшим берлинским судебным процессом, привлекшим внимание всей мировой общественности. В городской суд от поданной Америки Андерсон Анны был подан судебный иск представителям династии семьи Романовых на признание прав наследования оставшимся имуществом царского двора.

Истица выдавала себя за великую княжну Анастасию Николаевну Романову, якобы случайно спасшуюся той жуткой ночью в июле 1918 года во время убийства всей семьи российского императора. Её свидетелем в суде выступал Боткин Глеб, лично знакомый с юными княжнами и проводивший с ними много времени за детскими играми, — сын графа Боткина Евгения Сергеевича (личного лейб-медика императорской семьи). Двое из представителей семейства Романовых в лице правнучки Николая II Ксении Георгиевны и великого князя Андрея Владимировича также выступали за истицу.

Почти целое столетие будоражит умы таинственная история чудесного спасения венценосной княжны Анастасии. В середине 90-х годов прошлого века в окрестностях Екатеринбурга обнаружили захоронение бывшего императора России Николая II, царственной жены, всех детей и даже слуг из приближения царских особ. Все найденные останки идентифицировали и перезахоронили в Санкт-Петербургской Петропавловской крепости 18 июля 1998 года. Государственная следственная комиссия пришла к заключению, что после страшного расстрела никому из династии Романовых не удалось выжить. Если поверить упорным слухам о чудесном спасении младшей царской дочери, кто же тогда покоится среди захороненных останков в Петропавловском соборе? А может Андерсон Анна всего лишь очередная самозванка?

Тихий Петергоф стал родовым императорским гнездом в 25 километрах от Санкт-Петербурга. С раннего детства маленькая княжна Анастасия Николаевна, как и старшие царственные сестры, воспитывалась в немецкой строгости со стороны матери Александры. Девочек приучали самостоятельно одеваться без помощи прислуги, убирать свои покои, застилать кровати, класть на место игрушки. По утрам они обязательно закалялись, обливаясь холодной водой. Девочки были не привередливы в еде. Все сестры были спокойны и послушны за исключением младшей из них Анастасии. Она отличалась живым характером, была настоящим сорванцом, часто озорничала и придумывала развлечения для сестер.

Кроме двоих представителей никто из династии Романовых не поверил рассказам Анны Андерсон о «воскрешении» Анастасии. Первым веским аргументом, которым воспользовалась сторона защиты в суде, и на этом настаивали остальные представители династии Романовых, стало не знание русского языка новоиспеченной лжекняжной. Анна вовсе не понимала и не говорила по-русски, в отличие от венценосной княжны Анастасии.

С другой стороны, она знала какие-то внутренние интимные моменты семьи Романовых, о которых знали только члены царской семьи и никогда нигде не афишировали ими. Именно эти мелкие точные детали сразу убедили великого князя Андрея Владимировича в искренности признания Анны Андерсон о принадлежности к царскому роду, к тому же было очень сильное внешнее сходство, с поправкой на возрастные изменения и отпечаток перенесенных страданий на лице.

В ходе идентификации личности в суде выяснилось, что и у Анастасии, и у Анны был характерный бурсит больших пальцев ног, у обеих было редко встречающееся врожденное воспаление суставной сумки больших пальцев обеих стоп. Была ещё одна очень характерная примета у царской княжны в виде родинки интересной формы на спине, но у женщины на этом месте был глубокий шрам. Как рассказывала в суде истица, след остался от штыка, которым проткнул её один из большевистских карателей во время казни семьи, когда она потеряла сознание после расстрельных залпов в упор.

Бывшая крестная княжны Анастасии великая княгиня Ольга Александровна сначала тоже распознала схожие черты у Анны со своей крестной, сильно измененные тяжелыми жизненными испытаниями. Однако она отметила, что характер страдалицы очень изменился практически на противоположный тип и стал грубым, женщина была замкнута и не разговорчива. По воспоминаниям родственников и ближайшего круга Романовых все венценосные принцессы были доброжелательны, тактичны и отзывчивы. В Первую мировую войну старшие принцессы и царица были сестрами милосердия, а младшие княжны им помогали в госпитале. Они сообща помогали раненым воинам, покупали для них лекарства на личные денежные средства, шили бинты из марли, читали солдатам книги вслух и писали за тяжелобольных письма домой.

В это трудно поверить, но грандиозный процесс длился почти тридцать лет. Судьи так и не сочли аргументы истицы убедительными и вынесли отрицательный вердикт, не признав её единоличного права на распоряжение всем имуществом семьи последнего русского императора. Однако и её оппонентам не удалось доказать обратное, что американка не Анастасия.

Все главные свидетели с места расстрела венценосных особ проживали в СССР, и дать какие-либо показания «из-за железного занавеса» не могли. В Советском Союзе в этот сталинский период вообще не поднималась тема гибели Романовых от рук большевиков, все материалы по расстрелу хранились под грифом «Совершенно секретно», а о публикации связанных с казнью царской семьи материалов заграничного процесса в Германии тем более речи быть не могло.

Повторная эксгумация останков Николая II и всех членов его семьи поставила перед мировыми историками и исследователями новые вопросы. До сих пор так и остался без ответа самый загадочный вопрос о судьбе одной из царственных дочерей Анастасии и уделу цесаревича Алексея. Их останки не были обнаружены криминалистами в общей могиле. Именно по этой причине с момента расстрела царской семьи вокруг личности Анастасии складывались разные легенды и периодически объявлялись разные самозванки, называющие себя великой княжной Анастасией. Кроме Анны были и другие претенденты на наследство последнего российского императора. Однако с появлением возможности проведения ДНК-экспертизы все они исчезли, а сама Анна Андерсон завещала свое тело кремировать. Монаршая тайна гибели и чудесного спасения царственных особ даже в 21 веке так и остается не раскрытой.

No related links found


Комментарии:

Leave a reply