Историки продолжают исследовать преступления нацистского режима. Все бесчеловечные, так называемые медицинские эксперименты, которые проводились над людьми, тщательно задокументированы. Точно так же детально описано массовое уничтожение миллионов евреев в период холокоста. А вот относительно мер, которые предпринимались нацистами в отношении защиты прав животных, известно далеко не многим. Ученые-историки Бориа Сакс и Арнольд Арлюк попытались проанализировать, каким образом бесчеловечная политика Третьего Рейха по отношению к людям могла сочетаться с бережным отношением к животным и птицам.

Немецких борцов за права животных в конце XIX столетия волновали в основном такие проблемы, как вивисекция и кошерный забой скота. В прошлом веке ситуация выглядела практически так же. Как только нацисты пришли к власти, в апреле 1933 года ими был принят закон, который касался забоя скота. В конце лета того же года по радио Герман Геринг сообщил о том, что невыносимые пытки и страдания животных в ходе экспериментов закончились. Кроме того, он пригрозил, что все, кто будет считать животных неодушевленной собственностью, будут заключены в концлагеря.

Законы нацистов, которые были подписаны в ноябре 1933 года, не запрещали процедуру вивисекции, но в то же время с этих законах содержались определенные условия, при которых проведение ее было возможным. Более того, для ее проведения было необходимо разрешение министра внутренних дел. В законе была прописана необходимость максимально уменьшить страдания животных. В одном из законов подчеркивалась необходимость гуманно усыплять больных и старых животных. Причем, заключение о страданиях животного должно исходить от независимого эксперта.

За период 1933-1943 годов, в качестве дополнения к законам о запрете вивисекции и кошерного забоя скота, было принято немало других подобных документов. В частности, в одном из них речь шла о страданиях лобстеров и крабов, которых варили заживо в ресторанах. Эксперты вели горячие споры относительно того, каким образом их следует умертвлять. Кроме того, накануне принятия закона двумя чиновниками из Министерства внутренних дел был подготовлен научный доклад на данную тему.

Не обошли вниманием нацисты и диких зверей. 27 мая 1935 года был принят закон об охоте, в котором говорилось, что настоящий охотник обязан не только убивать животных, но также защищать их и помогать в их разведении с целью сохранения и умножения разнообразных, сильных и здоровых видов.

Стоит отметить, что большинство законов относительно защиты животных, которые приняли нацисты, были написаны с большой любовью к мелочам и имели научное обоснование. В то же время судить о том, насколько точно их придерживались, в настоящее время трудно, поскольку документальных доказательств на данный счет практически не осталось. Руководство Третьего Рейха вплоть до окончания Второй мировой войны было буквально одержимо идеей защиты животных. На эту тему в Берлине в 1934 году даже была проведена научная конференция. Подиум для ораторов был окружен свастиками огромных размеров, а на нем была надпись, что человеку потребуется целая эпоха, чтобы отплатить животным за потерянные жизни и за их службу.

Нацисты в рамках придуманной ими расовой идеологии объявили о намерении создать новую немецкую идентичность, однако поиски «истинно немецкого человека» начались значительно раньше, еще до основания Третьего Рейха. Связь человека с животными и природой в системе национальной идентичности была одной из основных составляющих: идеи черпались из немецкой романтической музыки, поэзии общественной мысли.

В трудах Фридриха Ницше одна из основных тем заключалась в восхвалении животных инстинктов людей и отторжение интеллектуальной культуры. В частности, в его работах довольно часто можно встретить термин «белокурая бестия», который нацисты активно использовали в своей пропаганде. Самое парадоксальное, что восхваление животной сущности человека в большинстве случаев было непосредственно связано с нанесением животным вреда. В частности, в ходе тренировок в войсках СС, солдаты в течение 12 недель работали с немецкими овчарками, после чего, с целью заслужить воинское звание, они должны были убить животное на глазах офицера. Данное испытание предполагало выработку командной работы, дисциплины и покорности Гитлеру.

Суть другой идеи идеологии нацистов заключалась в том, что животных наделяли высокими моральными качества и представляли их чуть ли не священными созданиями. В середине XIX столетия немецкий ученый-зоолог Эрнст Геккель остро критиковал религию, по большей части, христианство, за то, что человек в ней поставлен выше природы. Ученый утверждал, что принцип не делать того, чего не хотел бы получить взамен, человек унаследовал от животных. Человек должен научиться у животных, каким образом следует изменить человеческое общество, поскольку животные обладают склонностью к коллективизму, они заботятся о потомстве и семье, благодаря чему способны более эффективно выживать.

На нацистскую мысль убежденность относительно того, что у животных присутствует высшая мораль, оказала значительное влияние. Они призывали уважать природу и искупить все то зло, которое было причинено животным.

Суть третьей идеи, активными сторонниками которой выступали многие философы, в том числе и Ричард Вагнер, состояла в том, что синтез превосходит над анализом, целое – над атомарным, в Нация с большой буквы – значительно выше научных фактов.

Одной из основных тем была и биологическая чистота. В основе данной идеи лежала расовая теория, согласно которой в результате поедания плоти животных и кровосмешения человечество стало грязным. Чтобы восстановить чистоту, утверждали нацисты, необходима защита природы и вегетарианство, а также запрет на смешение арийцев с представителями других, низших рас. Гитлеровская антропология гласила, что люди, не принадлежавшие к арийской расе, были недолюдьми, стоявшими на ступень ниже домашних животных. Таким образом, к ним у нацистов не существовало никаких моральных обязательств.

Для понимания того, почему нацисты столь активно вели борьбу за права животных, необходимо принимать во внимание, что это зачастую было обусловлено личными привязанностями отдельных государственных деятелей к домашним животным. В частности, сам Гитлер очень любил собак. Как отмечала хозяйка квартиры, в которой Гитлер жил в начале 1920-х годов, там постоянно находилась большая собака, которую Гитлер называл Волком. По словам приближенных к фюреру людей, Гитлер сумел обрести ту преданность, в которой очень нуждался, именно в собаке. И именно с любимой овчаркой и ее щенками, а также с Евой Браун фюрер провел свои последние дни в бункере.

Геринг держал ручных львов, у Гесса, Геббельса и других нацистов дома были собаки. Самое интересное, что любовь к животным в этих деятелях непостижимым образом сочеталась с презрением к человечеству.

Зачастую Германия в национал-социалистической пропаганде изображалась в виде женщины, единой с природой, которую угнетали демонические большевики, капиталисты и евреи – то есть, злодеи, которые ставили под угрозу чистоту немецкого духа и крови. Примерно то же самое относилось и к животным. Все эти «злодеи» их также подавляли, в частности, применяли кошерный забой скота и использовали животных в медицинских экспериментах. И животных, и нацию угнетали одни и те же люди. Поэтому нет ничего удивительного в том, что слова «вивисектор» и «еврей» стали синонимами.

Законы, принятые 21 апреля 1933 года, которые регулировали забой скота, являлись не только мерой, применимой для защиты животных. Эти законы использовали как повод для дальнейшего угнетения евреев, обвиняемых в «пытках» и «ритуальных бойнях».

Нужно сказать, что движение против экспериментов над животными носило антисемитский характер. В 1933 году было выпущено предписание, в котором Герман Геринг, на то время занимавший пост председателя Совета министров Пруссии, обвинил «чужаков» и «иностранцев» в жестоком обращении с животными, которые были неодушевленной вещью вне закона.

Нацистский антисемитизм являлся радикальным выражением идеи, которая известна до настоящего времени: христиане и евреи осквернили природу. Часть идеологов Третьего Рейха, среди которых и Альфред Розенберг, рассматривали христианство как иудаистскую секту. Некоторые предпринимали попытки очистить ее от еврейских корней.

Нацисты, проведя границы между человеческими группами и расами, рассматривали человека в качестве части единой биологической иерархии, которую они намеревались образовать. Они приравняли всех людей с животными. В самом верху иерархии были немцы, которые, по убеждению нацистов, были самой чистой из всех форм существ. Неарийцев воспринимали как вредителей, нарушающих чистоту расы, имеющую огромное значение для нацистов.

Вследствие этого уничтожение миллионов людей наряду с защитой животных не являлось для немцев противоречием. Человек и животное были неделимы, между ними была стерта грань, поэтому нередко можно было увидеть скотское отношение к людям и человечное – к животным.

Врачи Третьего Рейха рассматривали немцев в качестве племенного скота. Так, в частности, те, кто присутствовал при экспериментах доктора Менгеле в концентрационных лагерях, отмечали, что его полное равнодушие к страданиям жертв было порождено стремлению к созданию генетически чистой сверхрасы.

Те же, кого нацисты считали низшими существами, были обречены на смерть, потому как деятели Третьего Рейха не видели в них никакой пользы. И даже более того, этих людей считали вредными для арийцев, поэтому позволить им размножаться дальше было нельзя.

По словам историков, ничего странного и парадоксального в том, что нацисты любили животных и ненавидели миллионы людей, представителей «низших» рас, не было. И тех, и других нацисты считали представителями одного природного порядка, и подходили рационально к проблеме выведения идеальной, абсолютно новой человеческой породы, попутно уничтожая всех тех, кто, по их мнению, мог помешать им решить данную задачу. В то же время животные, которые жили по законам естественного отбора, при котором самые неприспособленные и слабые погибают, не оставляя после себя потомства, считались существами, которых природа создала совершенными.

No related links found


Комментарии:

Leave a reply