Известно, что Екатерина II активно переписывалась со многими выдающимися европейцами своего времени. Именно академик живописи Дидро и Вольтер посоветовали ей мастера, способного реализовать ее мечту – создать памятник знаменитому царю-реформатору Петру I. Официально скульптора Этьена-Мориса Фалькона пригласил в Россию князь Голицын. Мастеру в то время уже было пятьдесят лет. И хотя работал Фальконе на фарфоровом заводе, он все время мечтал создать шедевр в монументальном искусстве. Скульптор очень обрадовался предложению русского вельможи возвести в Санкт-Петербурге памятник величайшему правителю. Перед Фальконе, при подписании договора, поставили одно условие – памятник царю должен быть конной статуей огромного размера. Скульптор согласился выполнить заказ за очень небольшое вознаграждение (оплата была занижена вдвое). Только в одном Фальконе нарушил условие договора: царица считала, что памятник должен быть установлен в центре Сенатской площади, а скульптор сместил всю композицию поближе к Неве.

«Медным всадником» памятник стали называть благодаря знаменитой поэме А.С. Пушкина, в которой поэт рассказывает о страшной катастрофе, пришедшей в город в результате наводнения 1824 года, и о роли Петра в этих событиях. Пушкин первый рассказал о легенде, что якобы ночью Медный всадник объезжает спящий город, а утром возвращается на свой постамент. Согласно существующему во времена Пушкина порядку, поэма была направлена на цензуру императору, но у того не нашлось времени, чтобы ознакомиться с этим произведением. Поэму передали Бекендорфу, а недоброжелатели поэта постарались сделать все, чтобы поэма не вышла в печать. Только после смерти А. Пушкина поэма «Медный всадник» была опубликована. Известно, что в жизни поэта присутствовала мистика. Поэтому и в его произведениях часто таинственное и мистическое находило свое отображение. Например, в своей поэме он рассказал о встрече Медного всадника со случайным прохожим, который обвинил грозного всадника в гибели своей невесты при наводнении, чем очень рассердил всадника.

О том, что призрак Петра I часто видят на улицах города, говорили многие. Так рассказывают, что однажды император Павел I вечером шел с князем Куракиным по набережной Невы. К нему подошел человек и обратился к нему по имени, высказав сожаление по поводу несчастной судьбы Павла и предсказал их новую встречу. Присмотревшись к собеседнику, Павел увидел лицо Петра I. Удивительно, но Куракин не видел, подошедшего к императору человека, и очень удивился неожиданному испугу правителя. По другой легенде, император Павел видел в Михайловском замке призрак Петра I.

Призрак Петра I посетил во сне скульптора Фальконе, который в то время находился в поиске идей для памятника на Сенатской площади. Петр I, якобы, задавал мастеру много вопросов и, получив ответы, был доволен беседой, одобрив замысел мастера.

При создании памятника, Фальконе поручил своей помощнице Мари Колло изготовить голову скульптуры. При лепке девушка воспользовалась копией посмертной маски Петра I. К художнице хорошо относилась императрица и считала ее полноправным соавтором памятника. Фальконе тоже уважал и ценил свою ученицу: после награждения его золотой и серебряной медалью за работу над памятником, серебряную он отдал Колло. Она была его невесткой, но брак с сыном Фальконе оказался для девушки неудачным: муж пил, проигрывался в карты и избивал жену. Но несмотря на расставание с ненавистным мужем, Колло трогательно заботилась о своем учителе и ухаживала за ним после того как его парализовало после инсульта.

На памятнике императрица потребовала сделать надпись, которой, рассудительная Екатерина намекнула потомкам, что она вторая после великого российского императора Петра I.

Постамент для памятника выполнен из знаменитого Гром-Камня, одна из легенд о котором была связана с именем царя Петра I. Говорят, что, выбирая место для строительства нового города на Неве, Петр I осматривал окрестности, забравшись на Гром-Камень.

Еще известно, что этот камень являлся священным местом для древних волхвов. Они проводили на нем свои обряды. Поэтому среди жителей окрестных сел даже осколки того камня, оставшиеся после его вывоза в Санкт-Петербург, хранились в домах, как священные реликвии. Фальконе, возвратившись во Францию, также заказал несколько сувениров-украшений из остатков Гром-Камня.

Несладко Фальконе пришлось в России: недоброжелатели нашептали императрице, что скульптор растратил казенные деньги. Оскорбленный мастер срочно уехал из Петербурга, и не участвовал в официальном открытии памятника.

Не все жители Петербурга хорошо отнеслись к памятнику. Например, старообрядцы очень боялись образа всадника. Они считали его Четвертым всадником апокалипсиса, за которым следовала только мучительная смерть всего живого на Земле.

В народе была популярной легенда, названная «сном майора Батурина». Рассказывается в ней о времени войны с Наполеоном. Российский император Александр I знал, что Наполеон вывозит из поверженных городов лучшие произведения искусств, включая и памятники. Поэтому он распорядился увезти из города памятник Петру I. Вскоре князь Голицын доложил царю о мистическом сне майора Батурина, который утверждал, что ему приснилось, как всадник сошел с постамента и прискакав к дворцу на Каменном острове (там жил тогда император Александр I), обвинил императора в несчастье России. А еще он приказал, чтобы не трогали памятник, потому что пока он в Петербурге городу не нужно бояться врага. Узнав о вещем сне, Александр I отказался от идеи спрятать памятник за пределами столицы. Французы не дошли до Петербурга. Можно сказать, что всадник спас город!

Египтяне считали, что душа умершего человека может возвращаться в мир живых и часто вселяется в свое изображение. Вот и в статую Петра I, возможно, вселилась душа императора-основателя России и смотрит на свое любимое детище, оберегая его от врагов.

О «Медном всаднике», защитнике города, вспомнили во время Второй мировой войны. Град Петра фашистам так и не удалось захватить, потому что Петр I хранил свой город. Кстати, «Медный всадник» оказался одним из немногочисленных памятников Петербурга, который сохранился после нападения фашистской орды.

Сегодня мало кто из петербуржцев сомневается в мистической ауре «Медного всадника». Таинственная энергетика этого памятника проявляет себя постоянно и городские легенды о нем постоянно пополняются новыми страницами.

No related links found


Комментарии:

Leave a reply