В научном мире принято считать, что первые люди на нашей планете обитали в Африке. Доказательством тому могут служить окаменелости, обнаруженные в ходе археологических раскопок и результаты проведенных генетических исследований. Но китайские ученые с недавних пор стали придерживаться иной точки зрения. Теория эволюции была опровергнута ими, и взамен предложена другая гипотеза происхождения человека. Но заслуживает ли их исследование пристального внимания ученых или все это не имеет ничего общего с наукой?

Как известно, существует несколько основных гипотез, откуда произошел современный человек. Первую предложили в 1984 году. Она получила название мультирегиональной. Суть данной теории заключается в том, что непосредственные предки человека – архонтропы – пришли из Африки и в период раннего и среднего плейстоцена расселились по всей Евразии. От их отдельных популяций произошли все современные расы человечества: негроиды, европеоиды, австралоиды и монголоиды. Помимо этого, сторонники данной гипотезы утверждают, Что эректусы, неандертальцы, денисовцы принадлежат к одному виду – люди, представляя собой отдельные его формы. Общий предок людей жил на планете приблизительно 2,3-2,8 миллионов лет назад.

Основным аргументом, подтверждающим данную гипотезу, являются окаменелости архантропов, эректусов и других древних людей. Останки, обнаруженные по всей территории Евразии, как утверждают сторонники данной теории, могут свидетельствовать о региональной связи некоторых человеческих характеристик. Проще говоря, современный человек возникал не один раз.

В то же время, существует серьезная проблема, поскольку мультирегиональная гипотеза в корне противоречит всем научным представлениям о развитии человеческой цивилизации. С одной стороны, в теории эволюции существует такое понятие, как параллелизм, при котором разные виды животных независимо друг от друга приобретают общие черты. К примеру, наличие плавников и обтекаемой формы тела у дельфинов и акул. Благодаря этим особенностям эти представители водного мира похожи, но никак не могут являться близкими родственниками. Другой пример: у млекопитающих, кальмаров и насекомых настолько разные с анатомической точки зрения глаза, что невозможно даже допустить существование общего органа. С людьми все совершенно иначе.

Опровергают мультирегиональную теорию и генетические данные. После проведения в 1987 году анализа митохондриальной ДНК человека, которая наследуется только от матерей, было установлено, что все люди являются потомками одной женщины, которая жила примерно 200 тысяч лет назад. Эта женщина жила среди других людей, но лишь ее митохондриальная ДНК была унаследована всеми современными людьми, в том числе, африканцами, австралийцами и азиатами.

Данное открытие совсем несовместимо с гипотезой мультиегиональности. Люди произошли от одного предка, а не от нескольких, живущих по всей планете. К тому же, 200 тысяч лет – это значительно меньше, нежели два миллиона. Конечно же, это не помогает ответить на вопрос, когда появились люди: женщина, которая стала предком современного человека, сама была человеком, как и ее родители. В то же время, благодаря новым данным ученые заговорили о том, что правдивой является вторая гипотеза происхождения человека – африканская.

Согласно данной гипотезе, первый человек, который по анатомическим характеристикам походил на современного, появился в Африке. Именно оттуда и произошли все ветви человека, в том числе бушмены и пигмеи. Как отмечает научный сотрудник Музея антропологии и этнографии Российской Академии Наук Александр Козинцев, именно в Африке могла сформироваться своего рода мини-версия мультирегиональности. Вполне вероятно, здесь образовалось много различных групп, некоторые из которых и дали начало человеку. При этом между представителями разных ветвей были контакты, что в конечном итоге привело к образованию современного человека как одного вида.

В глобальном варианте мультирегиональность не может обеспечить генетическое единство всего вида человека разумного. В противном случае, сторонники данной гипотезы вынуждены были бы предположить, что популяции древних людей, обитавших на разных континентах, между собой каким-то образом контактировали. Однако никаких свидетельств подобных межконтинентальных контактов в период плейстоцена не существует.

Человек разумный вышел из Африки приблизительно 70-50 тысяч лет назад. В ходе расселения по территории Евразии он постепенно вытеснил денисовских людей и неандертальцев, периодически с ними скрещиваясь. В том случае, если бы современный человек произошел от неандертальцев, как утверждают сторонники мультирегионализма, то их митохондриальная ДНК практически не отличалась бы от человеческой. Но расшифровка генома неандертальцев показала, что между ними и современным человеком — большая генетическая пропасть.

Несмотря на это, до сих пор продолжаются попытки реабилитировать эту гипотезу. Так, в частности, китайский ученый-генетик из Центрального южного университета Ши Хуан, который является ярым противником дарвинизма, решил опровергнуть генетические доказательства.

Он раскритиковал методику молекулярных часов, которая применяется для оценки генетического расстояния между видами. Суть его состоит в том, что в процессе изменения поколения в ДНК определенного вида происходит накопление нейтральных мутаций, которые не имеют никакого влияния на выживаемость. Это крайне важно, потому как вредные мутации в процессе отбраковываются, а полезные случаются очень редко. Родственные виды с той же скоростью также накапливают мутации. Именно поэтому виды, принадлежащие к одному роду, одинаково отличаются друг от друга, а между видами различных родов отличий существенно больше.

Молекулярные часы, таким образом, являются не только инструментом определения родственных связей между видами, они также помогают установить примерно время отделения одного вида от другого. В данном случае слово «примерно» является ключевым. А все потому, что молекулярные часы, при всей своей полезности, имеют множество недостатков. Основным из них являются темпы мутаций, которые не всегда постоянны. На это оказывают влияние определенные факторы, которые могут ускорять или замедлять мутации. К примеру, возможно возникновение новых повторных последовательностей ДНК, которые являются «горячими точками» случайных изменений. В конечном итоге виды, которые близки в эволюционном плане, могут быть гораздо дальше по молекулярным часам, нежели виды не настолько родственные. Сторонники мультирегионализма часто указывают на то, что митохондриальная ДНК различных шимпанзе имеет больше отличий, чем ДНК неандертальцев и людей. Иными словами, генетическая пропасть, которая разделяет современного человека и неандертальца, не имеет, якобы, никакого значения.

Китайский ученый пошел дальше и предпринял попытку доказать, что общепринятый механизм эволюции не работает. С целью объяснить, по каким причинам отказывают молекулярные часы, он предложил достаточно спорную теорию, которую назвал гипотезой максимального генетического разнообразия. Согласно данной теории, мутации в генах являются движущим фактором только в микроэволюции, иными словами – они способствуют возникновению незначительных изменений на уровне одного вида. В случае макроэволюции, в ходе которой происходит образование новых групп организмов, эпигенетические программы усложняются, и чем сложнее они, тем большее количество мутаций может их нарушить. По этой причине генетическое разнообразие теоретические должно снижаться. Таким образом, утверждает Ши Хуан, в сложных организмах имеется определенное ограничение на число нейтральных мутаций. Это дает возможность объяснить, почему неандертальцы и современные люди отличаются меньше, чем разные виды шимпанзе.

Свою достаточно сомнительную гипотезу генетик применил для пересмотра теории эволюции. Таким образом, африканцы друг к другу оказались ближе, чем к другим группам человечества. Данный вывод противоречит африканской теории – если люди с самого начала жили на африканском континенте, то отдельным их линиям ничего не мешало накопить значительное число мутаций. Помимо этого, Хуан попытался установить примерное время, когда произошло разделение основных популяций человеческих популяций, живших в Евразии – примерно два миллиона лет назад. Дата вызывает большие сомнения, если сравнивать ее с возрастом женщины – единого предка (так называемой митохондриальной Евы), но в то же время, она вполне вписывается в гипотезу мультирегионализма.

Кроме того, генетик предположил, что из Африки были две миграции: денисовских людей и эректуса с предком неандертальцев. На основании этого, ученый пришел к выводу, что современные африканцы ближе к денисовским людям, чем остальная часть человечества. А миттохондриальная Ева была перемещена им в Восточную Азию.

Самое интересное, что все эти выводы базируются на исключении нейтральных мутаций из генетического анализа. Как отмечает Хуан, эти мутации искажают истину из-за эпигенетических программ. Китайский генетик пошел еще дальше и создал свою версию молекулярных часов, замедлив ее и учитывая только изменения в консервативных, трудно меняющихся последовательностях ДНК. Таким образом, он просто перевернул все с ног на голову, неоправданно выбросив значительное количество важных данных.

Однако он не учел, что могут существовать и другие объяснения замедления молекулярных часов. В частности, по словам эволюционистов, это может быть связано с эффектом времени генерации. Люди живут дольше обезьян, поэтому в человеческом организме мутации накапливаются медленнее.

Сравнивать темпы мутаций и человека и шимпанзе нельзя. Применять молекулярные часы можно лишь на локальном уровне, для оценки времени появления видов, близких по роду. В процессе эволюции человека разница между людьми и неандертальцами имеет большое значение. Если применять молекулярные часы в более широких масштабах, неизбежны грубые ошибки. Это еще раз указывает на то, насколько важно придерживаться границ применимости научных инструментов.

Если говорить о самом ученом, то его работы, в том числе и та, в которой он впервые излагает свою теорию, рецензирование экспертов не прошли. Несмотря на поддержку сторонников мультирегионализма, Ши Хуан вынужден довольствоваться базами данных препринтов, к которых он может выкладывать черновики своих работ, не опасаясь серьезной критики экспертов в области антропогенеза.

Часть западных ученых утверждает, что китайские исследования происхождения человека имеют отношение к политике. Китайские ученые стремятся доказать всему остальному миру, что человечество возникло на территории их государства. Несмотря на то, что китайские антропологи опровергают подобные предположения, они рьяно отстаивают теорию азиатского происхождения человека, утверждая, что она имеет веские доказательства.

Следует отметить, что определенное противостояние можно проследить и в других отраслях. В частности, доля исследований в Китае, которые подтверждают пользу китайской медицины, гораздо больше, нежели в остальном мире (все клинические результаты подвергаются критике сторонниками доказательной медицины). Если говорить о гипотезах антропогенеза, то вполне вероятно, в данном случае определенную роль сыграла и обида за пекинского человека, который являлся родственником питекантропов и определенное время считался предком монголоидов. Однако в настоящее время пальма первенства перешла на территорию Африки.

No related links found


Комментарии:

Leave a reply