Европейцы до конца XIX столетия попадали тукам в руки. Часть их ассимилировалась, другие были проданы на невольничьих рынках. При этом, всех заставляли менять веру и принимать ислам. Некоторым со временем удавалось бежать на Мальту, где существовало представительство Святой инквизиции и правил орден госпитальеров. Историк Франс Чиаппара попытался разобраться в том, почему инквизиторы возвращали тех, кто принял ислам, в лоно церкви без особых вопросов.

Среди ученых до недавнего времени было принято считать, что те христиане, которые приняли ислам, к своей вере возвращались крайне редко. Но французские историки Бартоломе и Люсиль Бенассары в своей книге говорят о полутора тысячах христиан-отступников, которые упомянуты в архивах Мальтийской инквизиции за 1550-1700 годы, которые вернулись к родной вере. По словам историка Анны Брогини число людей, которые выразили желание добровольно предстать перед Мальтийским инквизиторов, отказавшись от новой веры, достигало более 920 человек.

Но это далеко не все люди. Поскольку некоторые отказывались от ислама, когда теряли всякую надежду быть выкупленными, другие – отрекались от новой веры перед смертной казнью. Хозяева-мусульмане запрещали многим рабам преступать порог священной канцелярии.

Кроме того, Папа римский Урбан VIII в 1637 году даровал право миссионерам в Леванте крестить заново отступников на месте, иными словами – у них отпала необходимость лично представать перед инквизицией. Чаще всего это были французы, греки, мальтийцы, русские, испанцы, итальянцы и турки, немного реже – поляки, венгры, англичане и голландцы.

Как отмечают историки, среди отступников количество женщин не превышало 7,1 процента. Их выкупали намного реже. К тому же, совершить побег им было также значительно сложнее. Помимо этого, многих женщин отдавали замуж, они обзаводились детьми.

Как правило, в плен европейцы попадали в битвах на суше, в частности, в приграничных районах, а также в морских баталиях. Чаще всего пленников привозили в Константинополь на невольничий рынок. Помимо этого, очень часто янычары похищали и детей.

Среди христиан были и такие, кто добровольно отказывался от родной веры и культуры. Они были убеждены в том, что христианское общество к ним несправедливо, что они вынуждены влачить жалкое существование, и что благодаря исламу им откроется путь в новый социум.

Были среди обращенных и бывшие пираты, как правило, выходцы из бедных семей. Они нападали на христиан, считая это возможностью отомстить за все унижения и таким образом, оказать сопротивление несправедливости.

Иногда происходило полное изменение менталитета, когда люди принимали ислам по-настоящему. Такие отступники были уверены в том, что мусульмане попадают в Царство небесное, потому как они тщательно придерживаются всех религиозных уложений, в отличие от европейцев-христиан, постоянно подгоняющих религию под собственные рамки и нужды.

Отношение к отступникам со стороны мальтийской инквизиции в конце XVII столетия было довольно мягким. Если верить тем документам, которые сохранились до наших дней, лишь около 22 процентов преступивших веру были формально объявлены еретиками.

По словам некоего Гуэро из Кастельнуово, его родители умерли, когда он еще находился в младенческом возрасте. Воспитывала его мусульманка, которая сделала мальчику обрезание, когда тому исполнилось шесть лет. Как отмечает Гуэро, он не может сказать, хорош ли ислам или плох, он просто выполнял все то, что ему говорили турки. Многие имели похожие судьбы в то время.

Таким людям сначала объясняли основы христианской веры, после чего крестили. Если же эти люди были крещены при рождении, то повторный обряд крещения совершался сразу же после разговора с инквизитором.

Христиан-отступников, которых действительно подозревали в ереси, заживо не сжигали, как об этом говорили турки. Как правило, после публичного покаяния их просто отпускали. Церковь более охотно принимала в свое лоно тех христиан, которые перешли в ислам, нежели мусульман, которые приняли решение обратиться в христианство.

Вполне логично можно предположить, что христиане-отступники говорили далеко не всю правду и очень много придумывали, чтобы оправдать свои поступки. В большинстве случаев переход в ислам пытались представить как своего рода способ выживания во враждебном окружении. Особенно люди, сменившие веру, пытались подчеркнуть, как плохо к ним относились мусульмане: не давали есть и держали на цепи, бросали в тюрьму. А в 1658 году грек из Зары по имени Вито рассказал инквизитору о том, что хозяин-мусульманин привязал его во дворе к дереву на 18 дней, и он страдал от дождя и ветра до конца декабря.

В свое оправдание отступники приводили множество доводов. К примеру, им угрожала смерть за связь с женщиной-мусульманкой, они отомстили за что-то мусульманину, соблазнили другой верой. Часть таких людей утверждала, что они просто вынуждены были принять ислам, потому как в противном случае им угрожала смерть – их грозились выбросить в море с камнем на шее. В 1669 году один из таких отступников по имени Николо рассказывал инквизитору о том, что он убил раба, который был христианином, и паша предложил ему либо быть похороненным заживо в одной могиле с убитым им рабом, либо принять ислам.

В том же 1669 году перед инквизицией предстал Антонио Прото, родом из Неаполя, который обвинял мусульман, что в то время, когда он был в невменяемом состоянии, они совершили над ним обряд обрезания. Якобы мусульмане напоили его вином и дождались, пока он уснет. А венгр Паоло заявил о том, что хозяин заставил своего слугу держать его и также совершил обряд обрезания.

Все эти истории вызывают определенные вопросы. Инквизиторы наверняка не могли не понимать, что отступники очень многое недоговаривают и очень многое придумывают. И точно также они не могли верить в то, что пираты ожидали, когда их поймают и вернут в лоно христианской веры. Кроме того, если христиане должны строго хранить свою веру до смерти, почему в таком случае приговоры инквизиторов не были строгими?

Ответ на все эти вопросы очень прост: церковь была намного больше заинтересована в том, чтобы вернуть отступников, нежели казнить их. Каждое такое возвращение для христианского мира означало приобретение новых моряков, солдат и специалистов самых разных профилей, которые были обучены мусульманами. Более того, все новообращенные обладали поистине бесценной информацией о том, какой военной силой располагал враг.

В конечном итоге, отступники, решившие вернуться в свою веру, добирались до христианских земель: они крали лодки, устраивали на кораблях бунты, стремясь попасть на Мальту.

По словам историков, существовали и другие причины такой лояльности и снисходительности мальтийской инквизиции. Инквизиторы также были людьми, и их не могли не тронуть истории христиан-отступников, зачастую полные драматизма. Так, к примеру, мальтиец Амвросий, который был в рабстве на острове Родос, в ноябре 1652 года писал своему духовнику о том, что его силой заставили отречься от своей веры, и добровольно он никогда бы не принял ислам. Кроме того, он писал, что очень надеется увидеть своих родственников и находится в добром здравии, а также просил молиться за него.

Двумя месяцами ранее Маттео Абела написал своей матери письмо о том, что его обвинили в убийстве мусульманина и заставляли принять ислам под страхом смерти. Но, по его словам, он никогда не предаст свою веру и попробует бежать при первой же возможности.

Кроме того, инквизиторы очень хорошо понимали, что им приходится иметь дело с теми людьми, которые в вопросах веры разбираются не очень хорошо.

В своих действиях инквизиторы руководствовались тем, что истинная вера познается в воле и мыслях человека, а не в его поступках и словах. Так, в частности, кардинал Деодато Скалия писал о том, что те христиане, которые отступились от собственной веры под угрозой смерти или насилия, отступники только на словах, но не на деле. Поэтому после поучительной беседы их можно принимать обратно в лоно христианской церкви.

Уроженец Венеции Антонио, который в 1684 году заболел чесоткой, решил, что это его наказание за отступничество. Однако отступники в большинстве своем были уверены в том, что самое главное – это хранить родную веру в сердце, а не на словах, поэтому их не тяготил отказ от христианства.

Так, к примеру, Джорджо из Загреба хозяин заставил жениться на замужней женщине, но мужчина этот брак не воспринимал как настоящий. Если у отступников рождались дети, то они крестили их и давали христианские имена, кроме мусульманских, но делали это тайно.

Свои мысли и религиозные воззрения эти люди держали при себе. Они старались поддержать друг друга, не давая впасть в уныние. Они вместе молились и хотя бы раз в день крестились, напоминая о родной религии друг другу.

Большинство отступников хранили свою изначальную веру. Они хорошо знали, как рассказать инквизитору о своей нелегкой судьбе, чтобы он позволил им вернуться в лоно церкви. Эти люди внешне жили по мусульманским законам, в то время как душой они оставались христианами.

No related links found


Комментарии:

Leave a reply