hq-wallpapers_ru_games_4551_1280x1024
Предположительно, декольте пришло к нам из древнего мира. Платья, которые начинались значительно ниже груди — калазирисы – есть даже на древнеегипетских росписях и на изображениях богинь с острова Крит. В современном понимании декольте появилось несколько позже, но тоже очень давно. Произошло это в четырнадцатом веке при дворе Изабеллы Баварской.

В те времена уже были в моде остроконечные эннены, шлейфы, а также длинноносые туфельки, именуемые священниками «дьяволовыми когтями для поимки недозволенных удовольствий». Но не ведали святые отцы, так ругая вполне невинные башмаки, что уже грядет более интересное новшество, а именно прямоугольный вырез на платье, правда, в то время еще деликатно открывающий шею и часть спины. Вырез этот назвали декольте, от французского decollete, что означало «отсекаю шею».

Несмотря на столь жуткое название, новость в одежде понравилась дамам. Постепенно вырез начал увеличиваться, пока, наконец, метрессой Карла Смелого — Агнессой Сорель не было придумано носить одну грудь открытой. Она это впервые продемонстрировала на собственном публичном покаянии, а вскоре так нарядилось полкоролевства. И только плетями для простых смертниц и угрозами недопущения к исповеди для благородных церкви удавалось несколько сдерживать «бесстыдниц».

Вообще, «шикарный» бюст всегда был мощным оружием для современных женщин в их борьбе за личное счастье и продвижение по карьерной лестнице. Именно эта часть женского тела более всего привлекает мужчин.

В СССР в начале тридцатых годов наступило «тяжелое похмелье» после НЭПа, когда было разрешено все. Каких только декольте не было. Конечно, откровенные наряды носили только в столице, в глухих деревнях по-прежнему сохранялась патриархальная скромность в одежде. Именно в это время на экраны впервые выходит картина «Земля», в которой впервые за всю историю советского кино показывается обнаженное женское тело. Говорят, что это стало последним «гвоздем» в гроб НЭПа и всех других неоэкономических свобод. Эта «обнаженка» сильно не понравилась Кремлю. И «наверху» решили, что грань между большим искусством и пошлостью слишком тонка. Неизвестно, по какому принципу в СССР решали, что одному режиссеру можно разрешать показывать женское тело, а другому – нет. И вообще, зачем это людям, у которых одна задача – строить коммунизм. В Кремле посчитали, что женское декольте не должно отвлекать мужчин от этого правого дела.

Удивительно, но именно в это время на экраны выходит еще одна картина – «Пышка» по роману Мопассана, в которой рассказывается история французской проститутки. Роом, режиссер картины, подошел к работе весьма оригинально: что могло передать сущность главной героини и в то же время сохранить приличие. Роом решил – декольте. Исполнительница главной роли Сергеева была обладательницей красивого пышного бюста, который в картине был достаточно откровенно открыт. Но Роому такая смелость сошла с рук. Более того, обладательница «двух грудей», как про нее высказалась Раневская, Сергеева в двадцать лет получила звание заслуженной артистки РСФСР. А все потому, что в «Пышке» власти усматривают второе – глубокое политическое дно. В данном подходе роль сыграла высокая политика: 1934-й год, военная опасность, а в «пышке» действие происходит на фоне оккупации Франции немцами. Кремль усмотрел в картине героизм, пусть даже женщины с панели.

Получалось, что крупная открытая грудь ради политической борьбы и героического поступка возможна и чем-то стыдным не считается. При этом глубокое декольте просто ради красоты – настоящая крамола и безнравственность.

Оказалось, что такое решение принял секретарь Президиума ЦИК Авель Енукидзе, которого современники считали сластолюбцем и не пропускающим ни одной женщины. По его объяснению, он такое решение принял за то, что «у нее такие большие выразительные глаза». Видимо, отсюда и пошла фигура речи, обозначающая красивое декольте.

В Политбюро такой поступок Енукидзе никого не удивил и прошел незамеченным: ведь своя «Сергеева» была почти у каждого.

Однако в середине тридцатых годов советские власти плотно зачехляют «оружие женщины», не оставляя ни малейшего шанса пускать его в бой. Пропаганду аскетического образа жизни основывают чуть ли не на христианских заповедях. И в искусстве женское тело стали усердно притягивать к мужскому образцу. Свидетельством тому скульптура колхозницы на ВДНХ, на которой, кроме двух небольших «холмиков», нет ничего женского.

Говорят, что Сталин ужасно раздражался, видя женщину с глубоким декольте и пышной грудью. То ли в нем срабатывало его семинаристское прошлое, то ли кавказское презрение к женщине, которая выглядела доступно.

Вращающиеся в кремлевских кругах женщины об этом знали, хотя некоторые шли на риск.

Рассказывают, что на одной из вечеринок жена Тухачевского появилась в платье с очень глубоким вырезом. И Сталин весь вечер сворачивал из хлеба катышки и бросал их в ее декольте. Некоторые утверждают, что темпераментный Тухачевский вспылил и поставил в грубой форме вождя на место. Сталин запомнил это и жестоко отомстил маршалу, арестовав его в 1937-м, а затем расстреляв.

Правда, некоторые исследователи говорят, что этот случай произошел с женой Егорова, а не Тухачевского. Но в одном мнения всех сходятся: красивой в те времена быть было опасно.

В начале двадцатого века среди столичных модниц был очень популярен необычный крем. Назывался он «Князь Игорь» и предлагался к смазыванию в зоне декольте. Этот крем с весьма оригинальным названием попал на прилавки в 1905-м году. В то время мода предполагала осиную талию и очень пышную грудь. А «Князь Игорь» обещал увеличить бюст аж на два размера. Женщины были в восторге, хотя крем больше дарил надежду. Зато он тоннами уходил на экспорт.

В то же время худенькие дамы стали использовать фальшивую грудь. Она изготовлялась из воска для того времени очень натурально.

А в шестидесятые года прошлого века советские женщины повально верили в то, что бюст можно увеличить с помощью пивных дрожжей. Таким же «эффективным» средством считалась капуста. Неизвестно, кто пустил этот слух, но капустными листьями три десятка лет хрустела вся страна.

На что способны женщины, мечтающие одеть глубокое декольте, отлично знают в московском институте имени Вишневского, где были сделаны первые в стране пластические операции по увеличению груди. Технология по сегодняшним временам была просто варварской. Врачи сконструировали в форме имплантатов молочных желез конструкцию из оргстекла, которая вставлялась в грудь. После того, как в течение месяца вокруг него формировалась капсула, имплантат вынимался, а вместо него в пустую капсулу вливалось персиковое масло.

Такие операции делались жертвам автокатастроф и онкобольным, но в середине семидесятых нескольким абсолютно здоровым женщинам удалось убедить хирургов сделать такую операцию и им, ради красоты.

Когда в Москве были кинофестивали, народ ломился смотреть на иностранных красавиц. И если у очень многих женщин в СССР грудь была ничуть не хуже, то только у единиц было хорошее нижнее белье, по достоинству ее демонстрирующее. Максимумом изыска для них были корейские бюстгальтеры, у которых был достаточно пуританский вырез, как того требовали нравы.

После смерти Сталина декольте вышло из подполья, и женщины вдохнули полной грудью. Постепенно они стали позволять себе оголенные плечи и вырезы ниже ключицы. Мощной «прививкой прекрасного» для москвичек стал визит в столицу Дома моды Кристиана Диора.

Сегодня, смотря на фото этого показа, явно чувствуется столкновение двух цивилизаций, хотя с пятидесятых годов в СССР появились свои «Диоры», которые, в отличие от мэтра, делали платье из ничего.

Не было тканей, не было ниток, но в экспериментальных цехах, например, в «Седьмом небе» Зайцева появлялись наряды, которые спасали фигуры многих звезд кино и искусства, правда, без откровенных декольте и открытой спины, которые, тем не менее, не одобрялись телевизионными начальниками.

А потом пришла эра силикона, и сегодня шикарное декольте стоит от ста тысяч до миллиона рублей.

Как и прежде, так и сегодня, искусство обнажаться шагает об руку с манерой одеваться. И по-прежнему вечерний туалет немыслим без выреза. И хотя на смену невинному кокетству пришла откровенная провокация, все же основной стрелкой на маятнике нравов продолжает оставаться глубина декольте, которая должна воспитывать в людях чувство меры и истинной красоты.

No related links found


Комментарии:

Leave a reply