32_oilrush_ocean_bottom1

Мало кто из нас осознает, что Земля – это живое существо, основная часть которого находится в морских глубинах. И там же кроются и главные тайны планеты.

Если теоретически попытаться осушить все мировые океаны, то взору предстанет причудливое морское дно с четко разграниченными уровнями. Сушу будут окружать неглубокие уступы – континентальные шельфы, являющиеся подводными продолжениями материков. Но где-то, в среднем на расстоянии шестидесяти километров от берега, дно резко обрывается вниз, туда, где находятся обширные подводные равнины. В некоторых местах средняя глубина доходит до трех с половиной тысяч метров.

Глубинные равнины – самые обширные территории на планете, занимающие почти половину океанского дна. Равнины пересекает горная цепь протяженностью почти шестьдесят четыре тысячи километров – в четыре раза больше Анд, Гималаев и Скалистых гор вместе взятых. А самая глубокая в океане пропасть – это Марианская впадина. Это расселина шириной в шестьдесят девять и глубиной в одиннадцать километров. В ней легко поместится такая гора как Эверест.

Еще пятьдесят лет назад двое исследователей решили побывать в этом чуждом для нас мире, где еще не бывали люди.

23-го января 1960-го американские военные у тихоокеанского острова Гуам погрузили в океан нечто очень похожее на подводную лодку – глубоководный аппарат Триест, который, по мнению ученых, должен был выдержать пребывание в одном из самых негостеприимных мест на Земле – в Марианской впадине.

Офицер ВМС США Уолш со швейцарским исследователем Пиккаром опустились на батискафе «Триест» в Марианскую впадину. Его, почти, тринадцатисантиметровая оболочка способна была выдерживать колоссальные давления. «Триест» опустился в место, называемое бездной Челленджера.

Подобное название оно получило от одноименного английского судна, в 1951-ом году исследовавшего Марианскую впадину и нашедшего в ней эту бездну.

Спуск «Триеста» являлся в то время абсолютным рекордом для транспортных средств. Опускание заняло пять часов, подъем длился три часа, а на дне «Триест» находился всего двенадцать минут. Когда он коснулся дна, а поднятое им ильное облако улеглось, акванавты, наконец, увидели в иллюминаторе проплывающих мимо них рыб…

Одним из основных научных результатов, достигнутых в этом спуске, было доказательство наличия на больших глубинах высокоорганизованной жизни. Другой неожиданностью стало открытие в океане третьего слоя для раздела вод. Обычно, с увеличением глубины уменьшается температура воды и резко увеличивается степень ее солености, что приводит к увеличению плотности воды. На определенных глубинах наблюдается такое резкое разграничение плотности воды, что преодолеть ее сложно даже батискафам. Океанологам был известен такой слой, но оказалось, что существует и третий. И находился он в бездне Челленджера.

Однако «Триесту» удалось только зафиксировать существование такого слоя, поскольку двенадцати минут было слишком мало для более тщательного исследования. А находиться по тем временам на такой глубине было очень опасно.

Чтобы по-настоящему изучить подводный мир, таких коротких спусков недостаточно. Там нужно задерживаться надолго.

Оказывается, помимо плотности воды, наука в открытом океане выделяет и пять слоев освещенности. Это фотическая – самая светлая, зона сумерек, зона полной темноты, абиссальная, находящаяся практически в бездне и хадальная – почти подземелье.

Каждый слой океана содержит свои формы жизни, которые уже давно приспособились к конкретным природным условиям. Естественно, что условия жизни на самых глубоководных слоях очень сложные, поэтому и обитателей там намного меньше, чем в более верхних. Обитатели морского дна, живущие в более верхних слоях, на глубине рискуют расплющиться от давления воды, и наоборот, те существа, которые обитают на глубине, погибают, всплывая в верхние слои, поскольку привыкли жить только под очень высоким давлением.

Но есть места и поглубже. Опустившись всего на несколько десятков метров, оказываешься в совсем иной среде. Океан начинает постепенно меняться: на смену голубоватым и голубым тонам приходят серые оттенки.

Опустившись на глубину немногим более ста метров любой подводный аппарат столкнется с невидимой преградой: с термоклинном или барьером, отделяющим слои воды с различной плотностью. Даже батискафу «Триесту» пришлось выпустить из своей верхней цистерны воздух, чтобы погрузиться на большую глубину.

На глубине двухсот метров находится зона сумерек, куда проникает всего один процент света. Температура здесь – минус сорок по Фаренгейту, но даже в таких условиях обнаружены полезные ископаемые. Здесь находятся огромные запасы нефти и газа. И чтобы добираться до них, водолазам приходится отправляться на глубину почти трехсот метров, что сопряжено с большой опасностью из-за давления.

На глубине уже трех тысяч метров расположен абиссальный слой океана. В этом месте почти половину донной поверхности океана занимают обширные равнины. Сами равнины не имеют никаких характерных особенностей, но над ними расположена непонятная структура, заставляющая человека усомниться в его знаниях о геологии, а также пересмотреть свои знания об океане и даже самой жизни. Это срединно-океанический хребет – гигантская горная цепь, протянувшаяся на шестьдесят четыре тысячи километров по поверхности Земли наподобие шва на бейсбольном мяче. Это крупнейшая в мире горная система с очень высокой вулканической активностью.

Всего сорок лет назад эта подводная горная гряда, неизвестно как сформировавшаяся, представляла собой нерешенную загадку.

Согласно теории тектоники плит земную кору образуют многочисленные тектонические плиты. Сталкиваясь друг с другом, эти плиты образуют горные хребты. Но в районе океанического хребта плиты перемещаются не во встречном, а в противоположном направлении. Однако думать, что горы образовывалась при расхождении плит – абсурдно.

В 60-х годах прошлого столетия у геологов родилась радикальная гипотеза: срединно-океанический хребет представляет собой гигантское вздутие. Расплавленные породы из коры земной мантии заполняют трещины и выбрасывают в море магму. Охлаждаясь и затвердевая, магма образует гряду высотой в несколько тысяч метров.

Однако в данной гипотезе появилось несоответствие, поскольку раскаленная магма должна была нагревать воду в этих слоях, однако этого не происходило.

В 1977-ом для изучения океанского дна была снаряжена экспедиция, которая надеялась найти не обнаруженные температурные изменения, чтобы теория о возникновении гряды оказалась верной. Были использованы самые современные по тем временам средства. Например, систему подводного геологического обследования Ангус, представляющую собой зонд для взятия температурных проб, защищенный прочной клеткой. И экспедиции удалось доказать версию о том, что гряда действительно имеет вулканическое происхождение.

Но самое интересное было то, что зонд, на котором находилась и камера, сфотографировал на океаническом дне двустворчатых моллюсков. Более того, в клетку зонда даже попало несколько длинных червей, живущих на глубине трех тысяч километров без света, фотосинтеза и растений.

Это стало настоящей сенсацией, поскольку основой жизни на Земле принято считать фотосинтез, но глубоко в океане жизнь процветала и без него. Это была достаточно разнообразная экосистема, которую запечатлела камера. Живые организмы настолько плотно облепили раскаленную лаву, что ее практически не было видно. Но чем они питались и как жили – оставалось загадкой. Однако неожиданно разгадку подсказала сама океаническая вода. Зонд поднял на поверхность образцы воды из донных источников, которые сильно пахли сероводородом.

Получается, что ядовитый для человека сероводород стал средством существования для глубинной экосистемы, которая давным-давно нашла замену фотосинтезу в абсолютной темноте.

Это изменило представление человека о биологических системах, дав основание считать, что такие биосистемы могут существовать и в других уголках Вселенной, где так же нет фотосинтеза.

Например, спутник Юпитера – Европа, ледяная поверхность которого скрывает под собой жидкий океан, вполне может быть пристанищем и какой-либо другой экосистемы.

Термальные потоки магмы и горячего воздуха приносят с собой из раскаленного ядра Земли на дно океана много полезных ископаемых. И может быть, недалек тот час, когда человечество начнет добывать их со дна океана так же, как сегодня добывает нефть.

А некоторые мечтатели считают, что океанское дно вблизи термальных источников вполне может стать и местом для проживания людей.

Но если спуститься еще на восемь километров ниже океанского хребта – на самое глубокое его место – в непроглядную тьму, то можно увидеть поистине странные создания. Именно так говорили о Марианской впадине Уолш и Пиккар. На этой глубине давление было равно трем с половиной тысячам килограмм на каждый квадратный дециметр. При такой нагрузке многие подводные аппараты оказались бы раздавленными, но «Триест» выдержал благодаря особой толщине своих стенок.

Впадины на дне океана больше напоминают долины с плавно уходящими склонами. Марианская впадина уходит на глубину девяти тысяч метров. Этот «рубец» на дне океана видели всего два человека – Уолш и Пиккар. Экипаж из двух человек управлял кораблем и вел научные исследования.

На глубине почти одиннадцати километров давление превышает атмосферное в тысячу раз, но даже в этих условиях есть жизнь. И Уолш, и Пиккар утверждали, что видели рыбу – плоскую донную рыбу, напоминающую палтуса.

Несмотря на все красоты и богатства, океан Земли изучен всего на девяносто пять процентов. Люди чаще летали на Луну, чем спускались на океанское дно. Поэтому человеку в этом направлении еще очень многое предстоит сделать.

http://www.youtube.com/watch?v=pIvPZ18Fv2k

No related links found


Комментарии:

Leave a reply