В этом году исполняется 170 лет со дня смерти великого прорицателя Авеля

«Чудеса не противоречат законам природы, они лишь противоречат нашим представлениям о них», – утверждал в I веке христианский теолог Августин Аврелий, а вслед за ним  в IX-м  веке учёный – материалист Людвиг Фейербах.

Все чудеса интересны, однако особое место среди них занимают  предсказания будущего. И если речь заходит об этом, нам сразу вспоминается Нострадамус с его знаменитыми пророчествами. Что касается России, то здесь мы абсолютно уверены – в своём отечестве пророков не бывает.

Между тем  в годы царствования Екатерины II в нашем государстве жил монах Авель, который с поразительной точностью предсказывал исторические события, происходящие в России и  мире. Когда он предсказал смерть самой императрицы (она должна была умереть в туалетной комнате), прорицатель  был заточен в Шлиссельбургскую  крепость. За свои предсказания он провёл в тюрьмах в  общей сложности … 21 год.

Имя монаха можно найти в самых авторитетных дореволюционных словарях и энциклопедиях. У Брокгауза, Граната, в Русском биографическом словаре, издававшемся Императорским Историческим обществом, есть ссылки  на него как на предсказателя. А в журнале «Русская старина» за 1875 год были опубликованы его записки «Житие и страдание отца и монаха Авеля».

Эта удивительная  книга написана в 20-х годах XIX века, примерно за двадцать лет до его кончины, однако в ней прорицатель почти точно предсказал  свою собственную смерть. На это есть указание в начале этих записок:

«Сей отец Авель родился в северных странах, в Московских пределах, в Тульской губернии, Алексеевской округи, Соломенской волости, деревне Акулово, в лето от Адама семь тысяч и двести шестьдесят и пять годов (7265), а от Бога Слова в одна тысяча и семьсот пятьдесят и семь годов (1757). Зачатие ему было и основание месяца июня и месяца сентября в пятое число; а изображение ему и рождение месяца декабря и марта в самое равноденствие: и дано имя ему, якоже и всем человекам, марта седьмаго числа. Жизни отцу Авелю от Бога положено восемьдесят и три года и четыре месяца; а потом плоть и дух его обновится, и душа его изобразится, яко Ангел и яко Архангел…»

Он ошибся совсем на немного, прожив 84 года 8 месяцев. В приведённом выше отрывке обращает на себя внимание указание на зачатие. Словно предсказатель специально давал «сведения»  будущим астрологам для расчёта своего гороскопа.

Итак, монах Авель, в миру Василий Васильев, родился в марте месяце 1757 года в деревне Акуловой Тульской губернии вотчины князя Льва Нарышкина. Родители его были крепостные крестьяне, занимались земледелием и коновальной работой, обучив этому ремеслу сына. Учиться грамоте он стал лишь в 17 лет, что для крестьян и мастеровых  вообще было большой редкостью.

В то время он работал плотником в разных городах страны. В Кременчуге и Херсоне строил корабли. Здесь же, в Херсоне заболел тяжёлой болезнью, от которой многие умирали.

После «чудесного» выздоровления в благодарность Богу стал просить отца с матерью дать ему разрешение уйти в монастырь, но не получил от них на то благословения. Тогда в 1785 году  он тайно покидает свою деревню, и, добравшись до Валаамовского монастыря, принимает  в нём «постриг» с именем Адама.

Однако в монастыре Авель прожил только год. Затем, получив благословение от игумена, он уходит жить в пустыню, расположенную на том же острове, недалеко от монастыря. Там, в марте 1787 года, ему было первое видение, когда два ангела дали ему великий дар прорицания будущего и велели сообщать «избранным», что им предстоит. После этого, как написано с его собственных слов в «Житии и страдании», ему было еще одно «дивное видение и предивное» с полуночи 1 ноября 1787 года, которое продолжалось «как не меньше тридесяти часов».

С того времени он начал писать и сказывать, «что кому вместно». Вернулся в Валаамский монастырь, но, прожив там недолго, стал ходить по разным монастырям и пустыням. Предпринял поход в Царь-град чрез города Орел, Сумы, Харьков, Полтаву, Кременчуг и Херсон. За 9 лет он обошел многие «страны и грады, сказывал и проповедовал волю Божию и Страшный Суд Его».

Осев позже на послушание на Волге в Николо – Бабаевском монастыре Костромской епархии (в Костроме был помазан на царство первый Романов), занялся сочинительством. В этой обители «и написал он книгу мудрую и премудрую», где говорилось и о царствующей императрице Екатерине II, – что жить ей осталось восемь месяцев и что умрет она скоропостижно. Было это в конце февраля 1796 года.

Как послушный монах, Авель показал свои записи настоятелю, после чего был направлен к епископу Костромскому и Галицкому Павлу. Авель говорил епископу, что книгу свою писал сам, не списывал, а сочинял из видения; ибо, “…будучи в Валааме, пришед к заутрени в церковь, равно как бы апостол Павел восхищен был на небо и там видел две книги и что видел, то самое и писал… “

На допросе в «Тайной Экспедиции», 5-го марта 1796 г., Авель дал следующие показания:

«Вопрос: Какой тебе год, и откуда был глас, и в чем он состоял?

Ответ: …Был ему из водуха глас: иди и рцы ей северной Царице Екатерине: царствовать она будет 40 годов. Посем же иди и рцы смело Павлу Петровичу и двум его отрокам, Александру и Константину, что под ними бeдет покорена вся земля. Сей глас слышен им был в 1787 году в марте месяце. Он при слышании сего весьма усумнился и поведал о том строителю и некоторым благоразумным братиям.

Вопрос: Отобранные у тебя тетради, кто их писал, …с каким ты намерением такую нелепицу писал, которая не может быть ни с какими правилами согласна? Кто тебя к сему наставлял?

Ответ: Означенныя полууставныя книги писал я в пустыни, которая состоит в костромских пределах близ села Колшево (помещика Исакова) и писал их наедине. …Девять лет как принуждала меня совесть всегда и непрестанно об оном гласе сказать Ея Величеству и их Высочествам; …почему вздумал написать я те тетради и первые две сочинил в Бабаевском монастыре в десять дней, а последния три в пустыни».

Есть сведения, что Авеля потом водили к самому генерал-прокурору графу Самойлову. Тот прочел в книге, что монах  через год предсказывает скоропостижную смерть царствовавшей Екатерине II, за что ударил его по лицу и сказал: «Как ты, злая глава, смел писать такие слова на земного бога».

Как отмечают современники, отец Авель стоял перед ним “в благости и Божественных помыслах”. Отвечал тихим голосом со смиренным взором: «Меня научил писать эту книгу Тот, Кто сотворил небо и землю, и вся яже в них». Генерал решил, что перед ним просто юродивый, и посадил его в тюрьму, хотя Государыне  все-таки доложил о нем.

Услышав год и день своей смерти, Екатерина II была в истерике, и 17 марта 1796 года по ее указу Авель  был заключен в Шлиссельбургскую крепость «под крепчайший караул».  В указе отмечалось, что «за сие дерзновение и буйственность» он заслуживает смертной казни (что соответствовало тогда законам империи), однако известная своим великодушием императрица «облегчила строгость законных предписаний».

Не были уничтожены и его записи: «А вышесказанные писанные им бумаги запечатать печатью генерал-прокурора, хранить в Тайной Экспедиции»… Императрица скоропостижно скончалась 6 ноября 1796 года, – точно в день, означенный в бумагах бывшего монаха. На престол взошел Павел Петрович (Павел I). Сменился и генерал-прокурор, им стал князь Куракин. Разбирая секретные дела последнего года, он нашел среди них бумаги Авеля и был поражен верностью предсказания. 12 декабря 1796 года прорицатель был освобождён из заключения и доставлен в столицу, а 13 декабря книга Авеля была отнесена  Павлу I. Вскоре состоялась их  личная встреча.

Следует отметить, что, по мнению ряда историков, Екатерина II, будучи великой императрицей, не была самой примерной матерью. Взаимоотношения с сыном у неё были достаточно сложные и, взойдя на престол, Павел I многое сделал наперекор тому, что делала в своём правлении его мать. Вследствие этого встречу царя  с предсказателем, можно считать в определённой степени «знаковой». Не говоря уже о том, что далеко не каждый захотел бы встретиться с провидцем, чтобы узнать, «что ему на роду написано».

Их разговор подробно описан в брошюре «Житие преподобного Авеля прорицателя», выпущенной недавно (в 1995 году) Свято-Троицким Ново-Голутвинским монастырем. Вот небольшой отрывок оттуда:

«…– Честный отец, – промолвил Император, – о тебе говорят, да я и сам вижу, что на тебе явно почиет благодать Божия. Что скажешь ты о моем царствовании и судьбе моей?… Назови поименно преемников моих на престоле Российском, предреки их судьбу.

– Эх, Батюшка-Царь! – покачал головой Авель – Почто себе печаль предречь меня понуждаешь?

— Говори! Все говори! Ничего не утаивай! Я не боюсь, и ты не бойся.

— Коротко будет царствование твое, и вижу я, грешный, лютый конец твой. На Софрония Иерусалимского \день памяти 11 марта\ от неверных слуг мученическую кончину примешь, в опочивальне своей удушен будешь злодеями, коих греешь ты на царственной груди своей. В Страстную субботу погребут тебя… Будут поносить добрую память твою… Но народ русский правдивой душой своей поймет и оценит тебя и к гробнице твоей понесет скорби свои…».

Предсказал Авель царю, что после смерти Павла, трон наследует его сын Александр, а после него другой сын – Николай, начало правления которого, бунтом обернётся. Дошёл в предсказаниях до правнука – Николая II, которому предрёк мученическую смерть.

Император попросил монаха изложить пророчество письменно, повелев вложить его в специальный конверт, который запечатал личной печатью, и собственноручно написал на нём: «Вскрыть потомку нашему в столетний день моей кончины». Конверт поместили в большой узорчатый ларец, заперев на ключ и скрепив печатью царя, после чего  поставили ларец в особое место на пьедестал в зале Гатчинского дворца, где предсказание стало ожидать своего часа…

 Своим указом от 14 декабря 1796 года  император отпустил провидца в монастырь, для нового пострижения в монахи.  Именно там, при втором пострижении, он и получил имя Авель. Произошло это в Невском монастыре (будущая Александро-Невская лавра).

Там можно было бы жить монаху  тихо и мирно, но «мятущийся» дух его вновь не спокоен.  Через год Авель самовольно уезжает  в Москву, прорицает там людям за деньги, затем возвращается в монастырь, но не в столицу, а на Валаам и… там пишет новую книгу пророчеств, в которой  говорится и о скорой трагической кончине Павла I.

Свою книгу снова  показывает настоятелю… Документы нового следствия (митрополита Амвросия) сообщают, что «написано тайная и безвестная, и ничто же ему не понятна». Но дело закрутилось. По распоряжению  С.–Петербургского военного губернатора Палена (одного из будущих убийц императора) 26 мая 1800 года Авеля в оковах препровождают в Петропавловскую крепость, «за возмущение душевного спокойствия его величества», где долгих 10 месяцев он вновь находится в заточении.

С вступлением на престол Александра I “возмутитель спокойствия” был освобожден и отослан в Соловецкий монастырь, без права покидать его. Но не долго пользовался он относительной свободой. В 1802 году провидец пишет третью книгу, в которой, уже ясным слогом, поведал, что «Москва в 1812 году будет взята французами и сожжена».

Книга дошла до нового императора, Александра I, и снова посадили  монаха в местную островную тюрьму (теперь уже на Соловках), на этот раз с формулировкой «пока не сбудутся его предсказания». Здесь пришлось провести ему в неволе десять лет и девять месяцев.

Кутузов оставил Москву (без разрешения Александра I) 14 сентября 1812 года. Наполеон в Москве… Александр I вспоминает о прорицателе и по высочайшему указанию от князя Голицына из Санкт-Петербурга летит в Соловки письмо: «Монаха Авеля выключить из числа колодников и включить в число монахов на всю полную свободу. Ежели жив, здоров, то езжал бы к нам в Петербург; мы желаем его видеть и нечто с ним поговорить».

Письмо, пришедшее на Соловки 1 октября (в самый Покров), содержало также особую приписку:  “Дать отцу Авелю на прогон денег, что должно до Петербурга, и вся потребная”.  Получив это послание, игумен Илларион испугался, что Авель расскажет многое неприятное для него лично (держали провидца в смертной тюрьме), поэтому отписал, что тот болен.

На этот раз император не умолим. Он шлёт Синоду другой указ: “Авеля из Соловецкого монастыря выпустить, дать ему паспорт во все российские города и монастыри, снабдить деньгами и одеждой”. Указ пришлось исполнить. 1 июня Авель вышел из стен монастыря и вскоре явился в столицу. Государь в это время был за границей, и прорицателя  с почетом принял его помощник князь А.Н.Голицын (человек благочестной и боголюбивый).

В 56 лет монах оказался на свободе, и, будучи ещё достаточно крепким, пустился в путешествия по святым местам, побывал в греческом Афоне, Царьграде-Константинополе,  Иерусалиме. Жизнь научила его многому. Сохранилась часть переписки предсказателя с графиней П.А.Потемкиной, которая была ему  покровительницей и помогала материально.

В одном из писем графиня просит сообщить что-либо из его пророчеств. В ответ он написал: «Знаете ли, что я вам скажу: мне запрещено пророчествовать имянным указом. Так сказано: ежели монах Авель станет пророчествовать вслух людям или кому писать на хартиях, то брать тех людей под секрет, и самого монаха Авеля тоже, и держать их в тюрьмах или острогах под крепкими стражами. Видите, Прасковья Андреевна, каково наше пророчество или прозорливство”.

Путешествовал прорицатель семь лет, до 1820 года, после чего возвратился в Москву и поселился в Троице-Сергиевой Лавре, где жил тихо, разговаривать не любил. Вот что писал о нём современник Л.Н. Энгельгардт в своих «Записках»: “…Авель долго находился в Троице-Сергиевой лавре в Москве, и многие из моих знакомых его видели и с ним говорили: он был человек простой … и угрюмый. Многие барыни, почитая его святым, ездили к нему, спрашивали о женихах их дочерей, он им отвечал, что он не провидец, и что он только тогда предсказывал, когда «вдохновенно было велено что говорить»”. Впрочем, сведения о его жизни по возвращении весьма противоречивы.

В конце жизни судьба вновь играет с ним злую шутку. Он опять попадает в царскую немилость, и по приказу Николая I “для смирения” заключается в Суздальский Спасо-Ефимовский монастырь, где проводит остаток дней. Монастырь, служащий острогом для духовных и светских лиц, становится последней обителью провидца.

Умер он 29 ноября 1841 года. Но что удивительно: 18 марта 1877 года (через 36 лет после его смерти и ровно через 120 лет от рождения) на другом конце земного шара, в американском городке Нашвилл (штат Теннеси) родился известный всему миру ясновидящий Эдгар Кейси. Известно, что он очень интересовался судьбой России и сделал немало точных предсказаний: точные начала обоих мировых войн, битвы на Курской дуге, крах фашизма, а за несколько месяцев до смерти (он умер 3 января 1945 г.) точно предсказал год распада… СССР.

No related links found


Комментарии:

Leave a reply