На восточном побережье Каспийского моря расположен полуостров Мангышлак. Когда-то, много тысячелетий назад, эта, сегодня каменистая местность, была покрыта густым разнотравьем, все влаги было очень много благодаря протекающей реке. В тени огромных деревьев прятались от жары хищники – гепарды, львы, тигры. Но шло время, и климат менялся, в воздухе становилось все меньше влаги и сухие, горячие ветры осушили землю. Цветущие степи постепенно превратились в песчаную пустыню.

«В могильной тишине мы поднимались на плато, ведя загруженных коней под уздцы. Страшный вид открылся перед нашими глазами. Камню не было конца и края. Создавалось впечатление, что мы ехали точно по огромному заброшенному дому и придерживали рвущихся коней, стараясь не стучать сильно «по полу». Ничего живого в округе: ни единой былинки, ни птиц, ни кочевников. Если бы мне рассказали, о том, что существует подобная страна, я бы не поверил…». Автор этих строк комиссар красноармейского отряда, который в 1933 году проходил через Мангышлак.

Но даже суровый климат огромной выжженной солнцем земли Мангышлака не может остановить поток желающих познать его тайны. Упоминания о полуострове есть у легендарных Истархи и Страбона, воины племен хазаров и монголов, хорезмийцев и сельджуков пополняли из источников Мангышлака свои запасы воды. Неудивительно, что исследователи, геологи, путешественники и просто жаждущие приключений, регулярно устремляются в эту местность.

Ранней весной 1715 года по приказу Петра Великого, от колодца к колодцу передвигался казачий отряд под предводительством капитана гвардии Бековича-Черкасского. Главной задачей, которая была поставлена перед капитаном – установить точное место, протекала «мёртвая река Узбой и есть ли шанс оную оживить». Через полгода изматывающего путешествия Бекович вернулся в Петербург, потеряв половину людей. В своем докладе царю, он рассказывал о безлюдье, о жаре и болезнях, о злых песках, о колодцах с водой, которая «малым отменна от морской соленной, и пески от моря потопные, и вонь непомерная». Пётр внимательно выслушал рассказ капитана и приказал немедленно отправиться обратно.

Во главе двухтысячного отряда капитан вышел из Гурьева в направление Хивы — в свою последнюю, трагично закончившуюся экспедицию. Он направлялся на поиски Яркенда, чтобы установить власть русского царя над богатой «песошным золотом» местностью. Он уже знал, что путь к «золотому городку» пролегает по Сырдарье в направлении верховья её главного притока – бурного Нарына, который пересекает всю Киргизию. Люди, которые были заранее отправленные на разведку, предоставили капитану карту пути от Каспийского моря до Намангана. Но поиски золотых песков были не единственной и далеко не главной задачей экспедиции. Пётр Великий поручил своему посланнику князю Александру Бековичу-Черкасскому сделать все возможное для установления дипломатических отношений с бухарским и хивинским ханами, чтобы с их помощью впоследствии осуществить один из самых сложных, но вместе с тем грандиозным замыслов эпохи — установить единый водный путь из российского Петербурга в Индию по Пянджу, Амударье, Каспию и Волге. Для «исполнения сего замысла» князю предписывалось построить плотину и перекрыть течение Амударьи, чтобы повернуть её на запад по выявленному русскими первопроходцами «прежнему руслу». Иначе говоря, требовалось восстановить течение древней реки Узбой, соединявшего когда-то Каспийское море с Амударьей.

Можно признать, что замысел Петра был по-настоящему грандиозен, но едва ли его можно было выполнить. Даже в наше время, при наличии различной техники выполнить подобную работу не просто нелегкая, а практически не выполнимая работа. Однако князю Бековичу-Черкасскому не пришлось поворачивать реку вспять. Хан Шир-Газы, который в то время правил Хивой, хитростью завлек отряд в ловушку — он принял решение любой ценой не дать возможность «неверным» обосноваться в Азии. Хан целовал Коран и торжественно клялся в вечной дружбе, в то время как его воины уже готовились к кровавой расправе, стянув к Хиве огромное, двадцатитысячное войско. Российских солдат и казаков разоружили, многих связали и угнали в плен, оставшихся изрубили саблями на месте. Командир отряда погиб мучительной смертью: «… вывели из палатки князя Черкасского, и платье с него все сняли, оставили в одной только рубашке, и стоячего рубили саблями и отсекли голову…»

На западном побережье полуострова Мангышлак, у подножия гор Каратау, находится впадина Карагие. Ее длина составляет около 50 километров, ширина — 30 километров, дно впадины располагается ниже уровня Мирового океана на глубине 132 метра и на 100 метров ниже волн Каспийского моря. Её происхождение необъяснимо ни одним из известных нам геологических процессов.

В том случае если впадина образуется из-за медленного опускания земной коры, то пласты различных горных пород, изгибаясь, в разрезе принимают сечение тарелки. Если же она была сформирована впоследствии землетрясения, то на дне ее должны оказаться более молодые породы, чем по бортам. Но ничего схожего в Карагинской впадине не обнаружено. Пласты, как на дне, так и по краям лежат целиком не нарушенные. Создается впечатление, будто ковш неизвестного гигантского экскаватора просто вырвал кусок земной коры и утопил его в море, чтобы не оставлять следов. В последние годы геологи выдвинули совершенно новую версию происхождения загадочной впадины Карагие. Она появилась в результате действия мощных ветровых потоков. Возможно ветер «выдул» ее несколько миллионов лет тому назад. Более правдоподобного и реального объяснения пока нет.

В наши дни полуостров Мангышлак в основном изучали и продолжают изучать с воздуха. В октябре 1986 года советские учёные обследовали сохранившиеся на плато Устюрт памятники средневековой архитектуры. Пролетая на вертолёте над территорией между Бейнеу и Сай-утёсом, они обратили внимание на то, что огромная территория укрыта какими-то странными рисунками. Их было довольно много, каждый диаметром не менее сотни метров. Бороздой, которая переходила от рисунка к рисунку, были начерчены спирали различных форм: идеальные эллипсы и круги, очкообразные или на подобии трехлистника, напоминающие крылья птиц или стрекозу. С земли эти спирали невозможно определить как нечто цельное, очевидно, поэтому их ранее никто не замечал.

О дате происхождения обнаруженных рисунков сказать, что-либо определенное так ни кто и не смог. Поначалу показалось, что огромные рисунки выполнены относительно недавно. Однако почвоведы, которые изучали этот район, утверждают, что возраст спиралей может исчислять сотнями лет, так как грунт здесь пористый, долго сохраняющий следы. Мнения археологов по этому вопросу разошлись. Некоторые склоняются к мнению, что рисунки древние, возможно, относятся к неолитической эпохе, другие — что эти неизвестные графики начерчены не так давно. Когда, кем и какую цель перед собой ставили перед собой создатели огромных рисунков на плато Устюрт, пока остается неразрешенной загадкой, но крайне заманчиво выглядит проведенная параллель с рисунками, обнаруженными в пустыне Наска в Перу.

На расстоянии нескольких километров к западу от плато с рисунками были обнаружены остатки необычного древнего поселения, окруженного двумя защитными валами. Наружный вал представляет собой подобие частокола шириной более 10 метров, выложенный из островерхих камней. Самое удивительное, это конструкция памятника. Его странная форма, напоминающая жертвенный алтарь, так же, как и обнаруженные спиралевидные рисунки, не имеет подобия. Возможно, между этими объектами существует определенная связь.

На протяжении многих лет на полуострове Мангышлак и плато Устюрт работал палеолитический отряд комплексной экспедиции АН Казахстана. Научные сотрудники обнаружили более тысячи архитектурных памятников средневековья: подземные и надземные храмы, огромные по размерам города мертвых — некрополи. В разных частях полуострова выявлены подземные помещения, высеченные непосредственно в твердых горных породах. Как правило, они по своим размерам небольшие. Это усыпальницы, а возможно и обители мусульманских отшельников.

Самым интересным и необычным по своим масштабам является подземное сооружение, относящееся к IX-X векам, расположенное вблизи южного побережья каспийского залива Сары-Таш, — храм Шахбагата. Вход в сооружение украшен загадочными эмблемами, фигурами животных, орнаментами, состоящими из арабской вязи надписей-эпитафий. Расположение надписей, фигур животных и других элементов составляют строго продуманную и созданную композицию. Слева и справа от основного портала располагаются погребальные ниши. На стене одной из них расположена большая гравюра изображающая бой конных лучников. В углах центрального зала, который вырублен под землёй, установлены четыре массивные колонны с капителями. Высота их более двух метров, а сами капители представляют собой четыре различные и оригинальные типы. Свод центрального зала выполнен в форме купола, с круглым отверстием для доступа солнечных лучей по центру.

С высоты земля полуострова Мангышлак напоминает обработанную шкуру верблюда: серо-жёлтая с бурыми пучками высохшей травы. Иногда она поднимается вверх, как бы закручиваясь небольшими гребнями с белыми боками. Дальше снова — плоская земля, пересекаемая руслами высохших рек.

No related links found


Комментарии:

Leave a reply