Жуткое и восхитительное зрелище.
Кто-то из моих знакомых в Канаде сказал мне, что любоваться торнадо, это -любоваться стремительно приближающейся к тебе катастрофе. Это равносильно восхищению смертью.

Кто-то из учёных подсчитал, что энергия обычного торнадо радиусом около километра и скоростью 70 м/с сравнима с энергией атомной бомбы, которую взорвали в США на испытаниях в 1945 году.

Я помню как «таксист» вёз меня в Саров, и в районе цыгановского рынка нас накрыла какая-то мощная аномальная буря. Но тогда всё было аномальным: и буря, и «таксист» и сама моя встреча с ним. Когда деревья гнуться в три погибели, когда валятся торговые палатки, когда люди чуть не ползком ищут укрытия от ветра, то эта демоническая стихия может восхищать. А вот когда в десяти метрах впереди нашей машины пронеслась, как лист школьной тетрадки, огромная шиферина, и с размаху разбилась о дорожное покрытие, то это уже… страшно. Очень страшно.

Так это была всего лишь буря.
А торнадо?!…

Они приходят во время грозы, либо сразу после неё.
Небо принимает зеленовато-черный цвет. Часто предтечей могучего убийцы бывает град. Наступает могильная тишина. Облака проносятся как угорелые и локализующиеся в одном участке. Нарастает шум, который постепенно переходит в рёв сравнимый с низвергающемся водопадом Ниагара. Это как грохот поезда, как рёв реактивного самолёта. Мусор, падающий с неба. Хаос. И танцующая могучая воронка, которая протянулось от неба до земли.

А вот как в Интернете описывает Торнадо отставной армейский капитан Рой С. Холл, который разрушил его дом в Маккини, штат Техас, примерно в 50 километрах севернее Далласа.

«Как только начался шторм, Холл закрыл жену и детей в спальне. И тут же наружная стена комнаты со страшным грохотом ввалилась внутрь. Но самое ужасное еще предстояло пережить.

Пронзительный визг ветра внезапно стих. «Было в точности так, — писал потом Холл, — как если бы на уши мне легли ладони, отсекавшие звуки, кроме необычно сильных ударов пульса в ушах и голове. Такого ощущения я никогда прежде не испытывал». И в этом леденящем безмолвии содрогающийся дом осветился странным голубым сиянием.

В то же мгновение Холла отбросило на десять футов, и он оказался под обломками стены так неожиданно, что не помнил, как туда попал. Он выкарабкался из-под обломков, прижал к себе четырехлетнюю дочь и ждал, когда его дом, который уже не держался на фундаменте, унесется прочь. И тут перед ним предстало устрашающее видение.
«Нечто сначала совершало волнообразное движение сверху вниз, а потом застыло в полной неподвижности, если не считать слабой пульсации вверх-вниз, — писал позже Холл. — Оно представляло собой изогнутую грань, обращенную вогнутостью ко мне; ее нижний обвод располагался почти горизонтально… Это был нижний торец торнадо. В этот момент мы очутились в самом торнадо!»
Холл взглянул вверх. То, что он увидел, выглядело как непрозрачная, с гладкой поверхностью стена толщиной около четырех метров, окружавшая колоннообразную полость. «Она напоминала внутренность эмалированного стояка, — вспоминает Холл. — Она простиралась вверх более чем на триста метров, слегка покачивалась и медленно выгибалась на юго-восток. Внизу, у дна, судя по кругу передо мной, воронка составляла около 50 метров в поперечнике. Выше она расширялась и, по-видимому, была частично заполнена ярким облаком, мерцавшим, как люминесцентная лампа». Вращающаяся воронка качнулась, и Холл увидел, что вся колонна была как будто составлена из множества огромных колец, каждое из которых двигалось независимо от остальных и вызывало волну, пробегавшую сверху донизу. Когда гребень каждой волны достигал дна, вершина воронки издавала звук, напоминавший щелканье бича.
Холл в ужасе наблюдал, как вершина торнадо, коснувшись соседнего дома, разрушила его. По словам Холла, «дом будто растворялся, разные его части уносились влево, словно искры от наждачного круга».
Вскоре смерч продолжил свое путешествие на юго-восток. Семья Холла вышла из переделки практически невредимой. Ценой потери дома они получили от «ока» громадной бури редкую возможность взглянуть на жестокое буйство природы в эпицентре его проявлений»

Торнадо прославились не только жестокостью, но и чудачествами. Кружащие ветры, скорость которых достигает 200 миль в час, могут воткнуть соломинку в ствол дерева и заставить деревянную щепку пронзить лист стали. В то же время мощные внутренние вихри, спрятанные в смерче, по-видимому, ответственны за то, что одни предметы подвергаются уничтожению, другие же остаются невредимыми. А восходящие воздушные потоки могут служить подушкой: бывало, что люди взлетали в воздух лишь для того, чтобы затем мягко сесть на землю посреди яростной бури.

Внизу представлены фото этих вихрей-убийц.

No related links found


Комментарии:

Leave a reply